В рубрике «Прямая речь» мы просим интересных людей из бьюти-мира делиться своей историей. В этом выпуске ювелир, модель и блогер Дима Ситникова расскажет об изнанке моделинга, кровавых масках для лица и о том, почему харизма важнее внешних данных.

Об отношениях с внешностью

С детства я пыталась выделяться, быть необычной. Мне казалось, что я ничем не выделяюсь из серой массы, поэтому я красила волосы в яркие цвета, уговаривала маму на пирсинг, была эмо и панком. Другие дети говорили мне, что без косметики я страшная, что я похожа на лошадь.

Подруги унижали меня и в шутку называли трансвеститом из-за маскулинных черт лица, поэтому я начала наносить все больше и больше косметики, чтобы скрыть свою настоящую внешность. Я очень ярко красила глаза, а мои брови совсем белые, поэтому я их рисовала.

После школы, переехав в Москву, я заметила, что люди смотрят на меня как на что-то удивительное.

Так я поняла, что мне не обязательно красить волосы и что-то в себе менять, чтобы выделиться, потому что я уже необычно выгляжу, — природа все сама за меня сделала.

Однажды мой друг позвал меня пофотографироваться и попросил приехать без сильного мейка и бровей. Это была первая съемка в моей жизни, я очень испугалась. Но все прошло нормально, потом эти фотографии увидели другие фотографы и стали приглашать меня на свои съемки, так я и попала в моделинг. Затем одно агентство заметило меня и предложило мне заключить контракт, и я улетела работать в первую модельную поездку в Париж.

Теперь я не крашусь, только наношу тон. Брови я больше не рисую и вообще их сбрила. Сбривать брови я начала по одной простой причине: они белые сами по себе и, когда я наношу тональную основу, она забивается между волосками и брови становятся оранжевыми. Чтобы вычистить из них тон, приходится тратить много времени. Без бровей все намного проще. Кстати, разницы никто даже не заметил.

О моделинге

Канал на YouTube я решила завести, потому что в трансляциях в инстаграме я часто рассказывала разные трешевые истории и доходило до того, что люди уже знали, что будет история, и писали: «Давай, рассказывай что-нибудь уже». И я подумала, а почему бы не завести канал, где эти истории будут храниться. И людям это зашло.

Я не боюсь рассказывать про изнанку модельной жизни. Модели обычно про это молчат, потому что боятся сказать что-то плохое про людей, которые дают им работу. Они не могут пойти против агентства, потому что они живут моделингом, это их единственная работа.

Каждая поездка для них — это шанс заработать, каждая съемка — это шанс продвинуться. Они мечтают о карьере и поэтому не говорят о том, как их кидают заказчики, что условия работы могут быть ужасными, что их могут даже ни разу не покормить за весь съемочный день. Если они будут бунтовать — с ними просто разорвут контракт, и карьере придет конец.

Наверное, лучшая моя съемка — это эдиториал для Re-Edition Magazine. Все произошло очень неожиданно: я вернулась из Сеула и тут мне пишет Лотта Волкова (известный стилист), мол, давай фоткаться, снимает Харли Вайер (фотограф, автор обложек Dazed, POP, Vogue Italia, I-D), приезжай в Париж. Я очень удивилась этому и обрадовалась, потому что поработать с такими людьми — это редкая удача. Съемка прошла восхитительно, так я узнала, как вообще к моделям должны относиться.

Меня встретил менеджер (обычно до локации я добираюсь сама на метро, даже если это новый для меня город), команда следила, чтобы мы (модели) не голодали, а ассистент фотографа донес меня до локации, потому что в съемочной обуви я не могла идти.

Для сравнения: сколько у меня было аналогичных ситуаций в России и Азии — всем было все равно, тебе никто не поможет.

Это очень важно для модели — чувствовать себя не просто куском мяса, а полноценным участником процесса.

Я считаю, что такие болезненные темы, как неблагодарное отношение к моделям на съемках или эскорт в моделинге, поднимать в публичном пространстве нужно и важно. Девушки худеют на опасных диетах, по-всякому загоняются. Мне в день приходит по 10, 20, 30 вопросов от маленьких девочек, которые спрашивают, как стать моделью и модельные ли они.

Поэтому я решила делать такие «разоблачающие» видео, чтобы люди знали, на что они идут, что это не самая легкая и приятная работа. Люди должны знать правду.

Я свободно об этом говорю в видео, потому что меня уже не интересует модельная карьера. С моим небольшим для моделинга ростом 171 сантиметр шансов стать топ-моделью и так очень мало. Мне нравится работать ювелиром, у меня есть канал на YouTube, я учусь в университете. Когда моделинг отошел на второй план и я перестала бояться потерять его, он, кстати, наоборот, пошел в гору.

О блогинге

Я всегда хотела стать бьюти-блогером. Это моя мечта, я обожаю косметику с детства. Сейчас я почти не крашусь, но раньше у меня было много декоративки, я даже мечтала стать визажистом. Несмотря на то что у меня не самая прекрасная кожа на свете, я люблю тестировать разные бьюти-штуки и делать на них обзоры. Изначально я писала отзывы на косметику в своем телеграм-канале «Пятерочка-экспресс», количество подписчиков росло, и всем очень нравилось, как я смешными метафорами описываю текстуру крема. Я считаю, у меня интересная манера речи, поэтому, когда телеграм заблокировали в России, я завела бьюти-рубрику на YouTube.

С детства я очень люблю эксперименты. Я победительница олимпиады по химии, сдала ЕГЭ на высший балл и поступила в университет на химика-технолога неорганических веществ.

Мне всегда нравилось все смешивать и пробовать, и вот однажды я решила: а почему бы не сделать маску из геля для желудка?

Еще я всегда увлекалась всяким фэнтези, мифологией — так, я знаю много легенд и диких фактов из истории. Как-то я вспомнила, что в Средневековье люди наносили кровь на лицо, чтобы омолодиться, и решила из научного интереса сделать маску для лица из собственной крови и снять на нее обзор. Брать кровь мне помогала мама моего бывшего человека, кровь я наносила на лицо просто так и делала тканевые маски с ней. Результат меня в итоге не впечатлил.

Как монетизировать свой контент, если любишь материться

Я общаюсь с некоторыми блогерами, и все как один твердят, что мне нужно менять свой контент. Что я все делаю неправильно, что нужно прогнуться под правила этого мира и снимать обычные обзоры на косметику. Что крупные рекламодатели никогда не будут платить деньги девчонке, которая рассказывает подписчикам, как выжить на вписке или как приклеить стразы на зубы. Но я не хочу от этого отходить. Такого контента, как у меня, на YouTube мало, поэтому я буду продолжать.

Из-за того, что YouTube ужесточил политику для блогеров, буквально каждое второе мое видео YouTube демонетизирует или блокирует для лиц младше 18. Это происходит из-за тем, которые я затрагиваю, и из-за обилия мата. Конечно, я хочу следовать своему стилю, но это сложно. Думаю, я поменяю свои видео и буду аккуратнее. Буду меньше материться, хотя мат для меня — не привычка, свойственная только быдлу, не что-то отвратительное и ужасное. Это выражение эмоций, это душа русского человека. Но придется вспомнить свое красноречие, так что все будет хорошо, главное — стараться.

О харизме

Сейчас все говорят про тренд на необычных моделей, но это явление было всегда, просто оно видоизменяется с течением времени. Коммерческие модели всегда будут более востребованы, потому что большая часть людей в мире предпочитает такую внешность, как у сестер Хадид или ангелов Victoria’s Secret, а не как у меня.

На одной внешности вывезти нельзя. Я рада, что я отошла от образа необычной модели и люди стали воспринимать меня как личность, как интересного человека, а не просто девочку с нестандартной внешностью.

Очень приятно, когда издания зовут меня на спецпроекты, берут у меня интервью. Это значит, что они хотят знать, что я думаю. И это все случилось благодаря YouTube: люди смотрят видео, слушают мои истории, интересуются моим мнением.

Несмотря на то что все говорят, что у меня странный контент и мне ничего в блогинге не светит, меня заметили Calvin Klein, Maison Margiela, вот заметил Flacon Magazine. Значит, что-то я делаю правильно. Я ни на кого не равняюсь, никого не копирую, потому что важно сохранять индивидуальность. Зачем пытаться быть кем-то, если ты уже кто-то.