Почему все вокруг на антидепрессантах? Ликбез для тех, кто не понимает новой реальности

  1. Люди
Почему все вокруг на антидепрессантах? Ликбез для тех, кто не понимает новой реальности
Почему все вокруг на антидепрессантах? Ликбез для тех, кто не понимает новой реальности

В подкасте «Нестыдный вопрос» вместе с психиатром обсудили самые популярные страхи, связанные с антидепрессантами. Читайте полную расшифровку!

Каждый выпуск подкаста Flacon Magazine «Нестыдный вопрос» — это ответ на вопрос о нашей физиологии, который обычно стесняются задать врачам. А мы бесстрашно идем и спрашиваем — чтобы вы знали о своем теле все, ведь только так можно быть здоровыми и счастливыми.

В 14-м выпуске мы обсуждали антидепрессанты. Кому они нужны и как к ним относиться? Стоит ли бояться «схемы»? Об этом и многом другом мы говорили с психиатром, психотерапевтом и кандидатом медицинских наук Александром Курсаковым. В этом подкасте мы запикали все названия препаратов, как того требует закон. Если вы считаете, что вам нужны антидепрессанты, — пожалуйста, обратитесь за помощью к врачу.

Читайте полную расшифровку этой беседы, чтобы узнать:

  • почему так некомфортно от мысли, что психиатр назначил антидепрессанты;
  • что дают человеку антидепрессанты;
  • антидепрессанты vs психотерапия — что эффективнее;
  • как общаться с партнером, если у него психическое расстройство.

Выпуск 14. Почему все вокруг на антидепрессантах? 

Чтобы послушать подкаст прямо здесь, нажмите кнопку Play.

Стася Соколова

Главный редактор
Flacon Magazine

Катя Еремеева

Шеф-редактор
Flacon Magazine

Александр Курсаков

Психиатр, психотерапевт, к.м.н. 

Стася Соколова: Александр, наверное, странно спрашивать у психиатра, хорошая ли или плохая штука антидепрессанты, но я все-таки спрошу, хотя и немного по-другому: почему сегодня все принимают антидепрессанты? И согласны ли вы с этим моим ощущением?

Александр Курсаков: Давайте сперва договоримся, что это все-таки хорошо. Потому что были времена, когда не было ни антидепрессантов, ни каких-то других препаратов, которые могли бы, например, снижать высокий уровень сахара или холестерин, контролировать давление и другие факторы риска, которые пагубно сказываются на здоровье людей. А то, что мы много слышим про антидепрессанты, — это обусловлено тем, что они, во-первых, достаточно доступны. Во-вторых, мы наконец стали говорить, что есть проблемы, связанные с психическим здоровьем. Мы стали более лояльно относиться к этой категории сложностей, и люди стали больше обращаться за помощью и получать эту помощь, в том числе и в виде антидепрессантов.

Что такое антидепрессанты для психики?

Стася: У меня как у человека, который что-то знает о депрессии, но знает не очень глубоко, есть ощущение, что антидепрессанты — это костыли, которые могут поддержать в трудной ситуации, но, когда кризис пройдет, ты должен учиться справляться сам без этого костыля. Это правильное впечатление?

Александр: Я думаю, это одна из метафор, которой можно пользоваться для понимания ситуации, но это не единственный ракурс. Есть же еще медицинский подход: тут разговор о том, насколько необходимо назначать антидепрессанты и в каких ситуациях. Он всегда будет намного сложнее, чем метафорическое описание, потому что иногда костыли нужны на всю жизнь, иногда костыли нужны время от времени, иногда они нужны в конкретных ситуациях.

И нужно сделать такую ремарку: костыли мы выбираем сами, чтобы, например, сейчас помочь себе идти. С антидепрессантами лучше добавить в этот разговор врача, потому что это лекарство — средство для помощи, но не самопомощи. Важно, чтобы весь процесс контролировал врач.

Стася: То есть ты не сам определяешь, когда тебе достаточно и когда тебе пора?

Александр: Думаю, что человек, который долго принимает антидепрессанты и другие лекарственные средства, формирует этот навык — понимать, когда и что нужно. Но все-таки, особенно на первых порах — да и на протяжении всего лечения, — лучше иметь контакт со своим врачом, специалистом, который назначил лекарство, и корректировать дозировки.

О том, как жить после антидепрессантов

Стася: У нас на Flacon Magazine выходила статья «Жизнь после антидепрессантов: три честные истории». Там была мысль, которая меня очень заинтересовала, что антидепрессанты в каком-то смысле как яблоко познания: ты вкусил и понял, каким ты можешь быть с антидепрессантами. И когда ты это яблоко уже отложил, а врач в какой-то момент сказал: «Достаточно», — потом живешь, и тебе страшно, что ты никогда не будешь вот тем человеком. Что можно сказать тем людям, которым кажется, что они без антидепрессантов не они и что они никогда не будут такими же классными и счастливыми?

Александр: Это тот вопрос, который постоянно обсуждается на встречах и консультациях. Очень естественно, что встает такой вопрос: понятно, что если с антидепрессантами вам лучше, то возникает страх, как же жить без них. Иногда человек никогда в жизни не чувствовал себя так хорошо, так стабильно. И мы сейчас говорим не про манию — состояние блаженства и эйфории, а просто про стабильное хорошее работоспособное состояние с хорошим сном и аппетитом. Вторая ситуация — это когда человек чувствовал себя хорошо, он может вспомнить этот период в своей жизни, который был год назад или пять лет назад. Я думаю, что в двух таких ситуациях люди будут немного по-разному относиться к антидепрессантам. И в той ситуации, где это временное состояние, когда было лучше, а потом плохо, можно обратиться к тому опыту и вспомнить, что не всегда было так плохо и есть к чему возвращаться. Если принимать лекарство достаточное количество времени, это обеспечит противорецидивный эффект, и потом, когда его отменят, симптоматика не вернется. То есть вероятность рецидива будет меньше.

Катя Еремеева: Но вероятность все равно будет?

Александр: Да, она будет, но эта одна из вещей, с которой нужно смириться. Не нужно делать из этого катастрофу. Если мы отменяем лекарство сразу, допустим, через три месяца, как стало лучше, то вероятность рецидива гораздо выше, чем если отмена будет через девять или 12 месяцев, например.

Стася: Одна из ведущих имеет опыт приема антидепрессантов. Катя сказала, что во время приема схемы это нормальный ты, без лишних ненужных вещей и переживаний. Катя, у тебя же был опыт отмены антидепрессантов, ты сразу почувствовала себя ненормально или как это было?

Катя: Нет, в этом фишка, что ты принимаешь антидепрессанты и в какой-то момент возвращаешься к себе, к тому, кем ты был, хотя последние полтора-два года с тобой происходило что-то невероятное. Ты пьешь антидепрессанты, и тебе становится легче, ты выходишь на плато, и потом тебе их аккуратно отменяют. И на протяжении следующего промежутка времени (у меня это полтора года) я снова была я, но потом что-то случилось, и все начало скатываться куда-то обратно.

Стася: Как ты оцениваешь то, что случилось? Как ты поняла, что все снова идет не так?

Катя: Ты ощущаешь это внутри себя, что ты — снова не ты. Что тот, кем ты был всю свою жизнь и до первого эпизода депрессии, снова куда-то уходит, и ты снова начинаешь меняться. Ты по-другому реагируешь на вещи, по-другому ешь, спишь. Ты уже четко понимаешь, что это второй приближающийся эпизод депрессии. Ты это осознаешь и идешь к психиатру, и он тебе помогает это подтвердить и потом может снова выписать антидепрессанты.

Стася: У тебя есть страх, что без них ты не можешь быть собой?

Катя: Безусловно, есть. И это довольно гнетущее ощущение, что, возможно, тебе придется на протяжении всей жизни к ним возвращаться. Ты начинаешь по-другому смотреть на свою жизнь и стресс.

Как бороться со страхом рецидива?

Александр: Включу немного психотерапевта. На мой взгляд, за этим страхом может лежать еще какой-то страх. Что в этом страшного?

Катя: Очень некомфортно пить таблетки. Тебе приходится всегда контролировать, есть ли у тебя таблетки. Купить антидепрессанты — это тоже иногда проблема. Если ты пьешь оригинальный препарат, а не дженерики, то он может просто пропасть на три месяца из всех аптек. Ты должен всегда покупать лекарства в промышленных масштабах — это значит ты приходишь в аптеку и вываливаешь десять тысяч, чтобы купить сразу на несколько месяцев, потому если препарат закончится, то у тебя начнется синдром отмены. А синдром отмены — очень неприятная вещь.

Стася: Вообще этот подкаст нужен для того, чтобы вы понимали: если сомневаетесь, нужны ли вам антидепрессанты, а ваш психиатр не настаивает, не берите антидепрессанты.

Катя: Поддерживаю как человек, который на них сидел.

Стася: Мне хотелось бы, чтобы мы людям, которые стоят на пороге этого решения, рассказали о технике безопасности обращения с антидепрессантами. Или чтобы мы сказали тем, кто принимает их сейчас и очень боится, что не сумеет потом быть таким же классным, дали темы для рассуждения, которые им помогут на их пути.

Александр: Это философский вопрос. Например, вы стоите перед решением, принимать ли антидепрессант всю жизнь и быть зависимым от ситуации, есть у вас препарат или нет, либо быть независимым от препаратов, но быть зависимым от того, как течет ваше расстройство, от настроения, от каких-то факторов, которые невозможно проконтролировать и которые заставляют вас страдать. Страдать так или страдать по-другому.

Катя: То есть если у тебя был депрессивный эпизод и у тебя был рецидив, то он, скорее всего, будет на протяжении всей жизни периодически возвращаться и ты всю жизнь будешь пить антидепрессанты?

Александр: Необязательно. Важно упомянуть такую вещь: есть рецидивы, они могут случаться у разных расстройств по-разному, с разной частотой. Это не какая-то там судьба, которая прописана. Как правило, можно определить факторы возникновения рецидива: это могут биологические, психологические и их сочетание. И через них можно попытаться контролировать этот процесс, помимо антидепрессантов. А это образ жизни, режим сна, физическая нагрузка — про это сейчас много говорят, потому что спорт способствует переработке сложных эмоций. Плюс стресс-менеджмент: неплохо было бы определять, с каким количеством стресса в жизни я справляюсь, а после какого у меня повышается риск рецидива. Сейчас очень много говорят на конгрессах про питание, про всякие средиземноморские диеты, витамины и прочее.

Но мы можем и более грубо подходить к контролю своего настроения. Есть люди, кого это устраивает и не пугает: я буду принимать эти антидепрессанты, я буду стабилен и буду решать какие-то другие вопросы, кроме вопроса, справлюсь ли я со своим состоянием самостоятельно. Как правило, у людей есть еще какие-то ценности, задачи, кроме того, как справиться самостоятельно с депрессией или с тревожным расстройством.

Стася: Многие знакомые мотивируют увольнение антидепрессантами. Вы описали ту ситуацию, когда человек повышает свою эффективность таким образом, то есть если я займусь карьерой — антидепрессанты мне помогут быть стабильным, а от этого я буду эффективным и крутым. Очень часто люди приходят к тому, что не хотят жить на антидепрессантах и не хотят брать на себя такую ответственность.

Александр: Это как раз про эти весы. Есть факторы, которые тянут в сторону депрессии и тревоги, дестабилизации, а есть факторы, которые помогают стабилизировать. И это не только лекарство, это образ жизни, поддержка других, понимание своего жизненного баланса, потому что мы живем в мире, где нужно постоянно бежать, достигать чего-то, постоянно приходится расходовать ресурс, но иногда нужно отдыхать.

Стася: Чего многие не делают.

Александр: Чего многие не делают. И это уже такая психологическая история: вот я сейчас остановлюсь, перестану достигать и тогда отстану от кого-то.

Стася: В предыдущем подкасте, где мы с психиатром-наркологом Вероникой Готлиб обсуждали алкоголь, она сказала такую вещь: «Все наши эмоции — это биохимия мозга». Если все эмоции — это появился серотонин или нет, почему все широко не принимают антидепрессанты?

Александр: Антидепрессанты не делают нас сверхчеловеком, просто помогают быть более сбалансированной и эффективной версией себя, то есть мы не получаем каких-то суперпреимуществ.

Катя: Плюс антидепрессанты не всем подходят и не всем помогают.

Александр: Есть и такая проблема.

Антидепрессанты vs психотерапия — что эффективнее?

Стася: Можно ли достичь такого эффекта как при антидепрессантах за счет психотерапии?

Александр: Конечно. Я должен был сказать про психотерапию там, где говорил про баланс, что есть факторы, которые защищают от рецидивов, повторных эпизодов, и во многих случаях это психотерапия. Действительно, есть набор психотерапевтических методов, которые могут заменить антидепрессанты, то есть они имеют доказанную эффективность. Но, к сожалению, они не во всех случаях работают. Иногда встает выбор между антидепрессантом и психотерапией, и психиатр должен объяснить пациенту, что и сколько времени займет и с какой вероятностью поможет. В другом случае врач скажет, что психотерапия — отлично, но немного позже, а сейчас нужно обязательно принимать препарат, потому что без него будет очень сложно выйти из этого состояния.

Как общаться с партнером, если у него психическое расстройство?

Стася: Допустим, в паре один человек на антидепрессантах. Какие советы можно дать второму человеку о том, как с ним общаться?

Александр: Общаться как обычно.

Стася: Нет такого, что человек, который на антидепрессантах, все-таки немного в измененном состоянии?

Александр: Нет, давайте отделять антидепрессанты от других химических средств, которые изменяют состояние. Человек, который принимает антидепрессанты, просто чувствует себя собой, нет каких-то сверхвозможностей, запредельных эмоций или каких-то уязвимостей, которых нет у человека без лекарств.

Я бы переформулировал этот вопрос и сделал отдельной темой, как общаться, если у вашего партнера или родственника психическое расстройство. Есть масса материалов, подкастов, литературы о том, как общаться, если у близкого биполярное расстройство, если депрессия в определенной фазе. И иногда родственники действительно должны знать особенности действия препаратов в каждой конкретной ситуации. Иногда имеет смысл вместе с партнером, семьей сходить к врачу и получить ответы на те вопросы, которые беспокоят.

Стася: То есть если человек принимает антидепрессанты, то это не надо считывать как сигнал, что с ним что-то не в порядке, что он в какой-то тяжелой фазе?

Александр: Скорее всего, он принимает этот препарат из-за какого-то состояния, в котором ему было тяжело. Если в ситуации возможен какой-то доверительный разговор, то можно об этом рассказать. Если человек начинает шарахаться, то, значит, он не очень осведомлен в теме психических расстройств.

Стася: У человека же, например, может случиться синдром отмены, если закончились таблетки?

Александр: Да. Синдром отмены может случиться, если отмена происходит с высоких дозировок. Но, как правило, это не что-то смертельное и не то, что может быть заметно людям со стороны. Это могут быть вегетативные проявления: тахикардия, потливость ладоней или какое-то своеобразное восприятие реальности, например, когда человек двигает головой и у него плывет картинка перед глазами. Или какие-то электрические разряды, трудно описуемые словами. В общем, неприятные ощущения. И это со временем проходит, то есть это не длится всю жизнь, это длится несколько дней, иногда неделю-полторы, редко больше. Со временем становится все легче и легче. Лучше обратиться к врачу: он найдет способ. Даже если в аптеке закончился один препарат — он найдет лекарство, чтобы уменьшить, сгладить синдром отмены.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Подробнее Почему все вокруг на антидепрессантах? Ликбез для тех, кто не понимает новой реальности
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно