Я Не Хотела Умирать: о флешмобе из первых уст

  1. Люди
Я Не Хотела Умирать: о флешмобе из первых уст
Я Не Хотела Умирать: о флешмобе из первых уст

В Сети набирает обороты флешмоб в поддержку закона о домашнем насилии, запущенный активисткой Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Выяснили о нем и первых результатах у организаторов проекта.

Соавторами выступили 12 человек, в том числе блогеры с аудиторией до 2 млн человек. Они выложили в инстаграм фотографии с макияжем, имитирующим синяки, ссадины и кровь и выведенным на теле хештегом #ЯНеХотелаУмирать.

Девушки требуют принятия закона о домашнем насилии, который есть уже в 146 странах мира. В качестве аргументов — истории о пострадавших от рук партнеров девушках и устрашающие цифры:

  1. В России 16 млн жертв домашнего насилия (Росстат);
  2. 80% женщин, обвиненных в убийстве, сидят за самооборону при домашнем насилии (медиаисследование команды Егора Сковороды, 2016–2018). Из них — 2488 дел по статье 105 УК РФ «Убийство».

За несколько дней флешмоба в инстаграме по хештегу #ЯНеХотелаУмирать выложено более 6000 фотографий с личными историями девушек и призывом поддержать законопроект.

Как помочь инициативе?

  1. Подписать петицию. И попросить об этом своих друзей. Ее уже подписали более 470 000 человек, цель — миллион.
  2. Рассказать об инициативе и законопроекте в социальных сетях. Можно перепостить фото блогеров или сделать свое с хештегом #ЯНеХотелаУмирать на теле или на табличке.

О законе

Алена Попова @alenapopova:

«Пять лет назад молодой человек моей беременной подруги избил ее ногами в живот. После того случая, когда я стояла рядом с этим уродом, обещала ему, что не позволю ему никогда применять насилие, я подала документы в МГЮА, четыре года отучилась на уголовном праве и стала соавтором законопроекта по защите жертв насилия. До этого у меня было образование — журфак МГУ.

За закон мы бьемся уже более пяти лет. Еще с предыдущего состава Госдумы. Закон написан, за последние 10 лет было 40 его вариантов. Но ни один не вынесен на пленарные заседания в Государственную Думу, а два с половиной года назад Госдума еще и декриминализировала насилие в семье. Теперь побои — правонарушение, а не преступление.

Для насильников это сигнал от государства: бейте, спокойно платите штраф из семейного бюджета, потом ждите год, чтобы не было повторных побоев, и бейте снова.

И все это время мы бегаем за депутатами, убеждаем их вынести закон хотя бы на чтения. У нас есть папочка, ее узнают по надписи «Домашнее насилие — это преступление, а не традиция». Если бы действовал закон и государство защищало не насильников, а жертв, не было бы отрубленных рук Риты Грачевой. Трупов Алены Вербы, Яны Савчук, Оксаны Садыковой. Не было бы дела сестер Хачатурян, а Валерии Володиной не пришлось бы дойти до ЕСПЧ, чтобы наше государство заметило, что ее насильник может ее убить.

Закон вводит три новации:

1. Определение домашнего насилия и его видов. Это важно и для квалификации деяний, и для статистики — сейчас у всех она «кривая», в нее попадают и убийства, и тяжкий вред, и побои.

2. Введение охранных ордеров — предписаний, которые выдает суд или полиция. Это запрет на насилие, на угрозы, на преследования, на приближение, на угрозы близким жертвы. Посещение специальных психологических программ по работе с гневом.

Охранный ордер может быть выдан домашнему насильнику любого пола, возраста, вероисповедания, достатка, статуса. Он может быть обжалован насильником, если насильник считает, что это оговор, либо отменен жертвой.

3. Перевод всех дел о насилии в сферу частно-публичного и публичного обвинения. То есть жертву защищает государство. Я объясню: повторные побои до сих пор остались в Уголовном кодексе РФ. Жертве надо самой собрать доказательства, идти в суд, нанять адвоката, а насильнику за наши с вами налоги адвоката бесплатно выдает государство. Как такое может быть?!»

О флешмобе

Алена Попова:

«Саша Митрошина спросила (а она огромная молодец и очень неравнодушная камрада), что могут сделать блогеры, чтобы победить зло. Чтобы был закон о профилактике насилия, а у жертв — защита. И Саша сделала все: позвала очень крутых блогеров с миллионами и сотнями тысяч подписчиков. Мы все приняли участие в фотосессии, которую тоже придумала она, выбрали хештег #янехотелаумирать — зеркало того, что в делах о домашнем насилии в огромном проценте случаев действительно либо тиран убивает или добивает жертву, либо жертве приходится самообороняться и причинить смерть тирану.

“Я не хотела умирать” — это еще и важная мысль, объясняющая, что у жертв часто нет иного выхода, потому что закон их не защищает».

Ольга Кравцова, блогер @kkkrem:

«Саша собрала аудиторию, которая может быть неравнодушна, и позвала нас на съемку в Москву. Кто-то приехал специально из других городов — к примеру, из Краснодара или Санкт-Петербурга».

Об участниках

Саша Митрошина @alexandramitroshina:

«Решила заняться этим флешмобом, потому что после огласки дела сестер Хачатурян появилась вероятность, что закон о домашнем насилии рассмотрят осенью. Мы попытались дать этому максимальную огласку и увеличить шансы принятия».

Таня Минт, блогер @tanyamint:

«Меня задевает эта тема до глубины души. Мне жаль тех, кто погиб, кто совершил убийство защищаясь, кто страдал, испытывая боль и бессилие. Детей, которые это наблюдали и которым тоже досталось. В моей семье тоже были подобные эпизоды.

Я бы хотела повлиять на ситуацию, а не только на продажи новых платьев и омолаживающих масок».

Блогиня Анастасия @2dayor4night:

«Нас ужасает статистика актов домашнего насилия и табуированность темы. Часто пострадавшие сталкиваются с бездействием полиции. А также с обвинением в провокации, доведении партнера до агрессии, с уничижительными высказываниями вроде: “Значит, тебя все устраивает, не устраивало бы — ушла бы”. Все это говорится без учета морального и материального положения конкретной потерпевшей и оказывает на нее сильное давление.

Наша цель — раскрытие темы на широкую аудиторию, привлечение внимания к проблеме домашнего насилия и создание резонанса вокруг деятельности правозащитниц, работающих над законом о противодействии домашнему насилию».

Ольга Кравцова:

«Меня тема насилия волнует давно, но с другого ракурса — физическое и психологическое насилие над детьми. У меня есть ребенок, и я сама была ребенком, который столкнулся с проблемой».

Настя Ли, блогер @anastasi_li:

«Мы хотим, чтобы людям в нашей стране стало безопаснее, — как в 146 странах, где закон принят и активно действует. У нас преступники, манипуляторы и тираны чувствуют себя безопаснее. Наша цель — чтобы было наоборот, и они поняли: так нельзя поступать, потому что действует закон».

О роли блогеров

Настя Ли:

«Люди не смотрят телевизор, не читают рекламу на баннерах, не слушают радио — они листают инстаграм, фейсбук, вконтакте, смотрят сторис. И блогеры — люди, которым доверяют и чьему примеру следуют».

Алена Попова:

«Блогеры изменили мое мнение об “Инстаграме”, где мы начали флешмоб. Они доказали: мы — сила, когда вместе. Мы можем многое, когда вместе. Мы на многое влияем, когда мы сила, потому что мы вместе».

О реакции аудитории

Блогиня Анастасия:

«Фотографии с гримом во многих вызвали отклик. Они наглядно показали, как на уже счастливых лицах могут выглядеть последствия домашнего насилия. Я выложила снимок, где прикрываюсь ребенком, пока по моему лбу стекает кровь. Прямо сейчас какая-то мать может обнимать своего ребенка, не имея другой возможности защитить его и себя, пока сама страдает от домашнего насилия. Многие прочувствовали мое настроение на фото, за что я очень благодарна этим эмпатичным людям».

Ольга Кравцова:

«Есть те, кто пережил, но оправдывает это. Есть страшные комментарии от женщин: “да они сами во всем виноваты”, “надо было думать, за кого выходишь замуж”, “да, конечно, их бьют, потому что они сами из себя ничего не представляют, зависят полностью от мужика, он может дать, что хочет”.

Если вступать в полемику, начинаешь понимать: люди не разбираются в теме, не читали дел о том, как жертв преследовали и как им отказывали в помощи. Говорят, не зная, как происходит на практике. И бывает страшно читать комментарии от мужчин, мол, “бабы раскудахтались”. Непонятно, откуда такая агрессия».

Настя Ли:

«Некоторые возмущались: как мы можем рассуждать на тему домашнего насилия, если не сталкивались с ним. По такой логике говорить могут только жертвы — это отвратительная позиция. На наш взгляд, должны говорить все, потому что все хотят быть в безопасности».

О результатах флешмоба

Алена Попова:

«За несколько дней мы увидели просто нереальный отклик. Сотни и тысячи участниц и участников акции, масса поддержки, споры, негатив, позитив и главное!

Главное — я была в Думе. И там депутат Оксана Пушкина — человек, который уже два года тоже бьется за нас, — провела заседание рабочей группы по нашему закону.

Я была готова в очередной раз спорить, что-то доказывать. Но почти все депутаты пришли к выводу, что закон нужен. И как можно быстрее».

Блогиня Анастасия:

«Мы собрали дополнительно около 100 000 подписей под петицией, женщины делятся своим опытом. Некоторые впервые рассказали о том, в каком аду им приходилось жить. О проблеме домашнего насилия заговорили СМИ. Мы действительно создали резонанс, расширили информационное поле и обратили внимание на значимость закона».

Таня Минт:

«Мы получили много поддержки, репостов, в том числе и от других блогеров, — формируется волна, резонанс. Это хорошо, это часть пути. Главное — чтобы все не замялось и привело к нужному результату».

Фото обложки: @arbatskayalara

Макияж: @muaschool_ru, @anotherone_makeupartist

Модель: @alexandramitroshina

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно