08 июня 2022

«Две груди — это важно»: хирург Рамазан Искендеров о нюансах восстановления груди после удаления раковой опухоли

Ежегодно в России выявляют более 70 тыс. новых случаев рака молочной железы. По данным, около 60% операций по удалению опухоли в стране — калечащие. Не все знают, что одновременно с удалением опухоли можно провести реконструкцию груди. Наш эксперт срывает покровы с темы.

Онколог-маммолог, пластический хирург Рамазан Искендеров возглавляет отделение пластической хирургии НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина с апреля 2022-го и между делом успевает записывать и выкладывать видео в инстаграм*-аккаунт «Две груди». В нем он рассказывает о работе своего отделения, а еще о том, что одновременно с операцией по удалению раковой опухоли можно и нужно делать операцию по восстановлению груди — потому что важно не только вылечить женщину, но и, чтобы глядя в зеркало после выздоровления, она нравилась себе.

Мы поговорили с доктором о нюансах реконструкции молочной железы и его подходе к лечению. Важное уточнение: в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина удаление молочной железы с опухолью и реконструкция травмированной груди делают по квоте (ОМС, ВМП). А вот операции на второй железе, которые проводят для симметрии, — платные. Пациентки оплачивают только операцию на здоровой стороне груди, а остальное получают в рамках госгарантий. Выходит максимум 100 тыс. руб. Из 463 пациенток отделения, которым в 2021 году удалили молочную железу, 451 женщина решила восстановить ее.

В апреле этого года вы возглавили отделение пластической хирургии. Расскажите, кто ваши пациентки.

Онкоцентр им. Блохина — одно из самых крупных в мире узкоспециализированных медучреждений, которые занимаются онкозаболеваниями. В здании 23 этажа, на каждом лечат свой вид рака. Мой этаж — отделение реконструктивно-пластической хирургии. Мои пациентки — женщины, которым прежде всего нужно удалить опухоль из молочной железы. Я провожу такие операции. Но за 17 лет работы я не видел случаев, когда женщина не задумалась бы о восстановлении груди после удаления опухоли. Совмещение принципов онкологии и пластической хирургии называется онкопластической резекцией. Этот вариант предпочтительнее, чем реконструировать грудь по прошествии времени.

Бывает, что нужно удалить опухоль и одновременно восстановить железу с одной стороны, а с другой стороны сделать эстетическую операцию для симметрии. И это мы тоже делаем.

Почему восстанавливать вторую грудь — важно?

Из моих личных наблюдений: еще ни одна женщина не захотела ходить без груди. Да, поначалу может пульсировать доминантная мысль: «Я хочу выжить, удаляйте хоть вообще все». Но потом проходит время, женщина живет в устойчивой ремиссии, успокаивается и каждый день, глядя в зеркало после душа, вспоминает о пережитом, отводит глаза от груди.

Отсутствие молочной железы, со слов самих пациенток, ощущается как неполноценность, тем более что в сознании среднестатистического человека женская грудь — символ сексуальности. Кроме того, в эстетически важной зоне декольте после удаления остаются послеоперационные косо-поперечные рубцы, которые выглядят уродливо.

Если женщины не реконструируют грудь, они вынуждены носить экзопротез на стороне удаленной железы — силиконовый вкладыш в бюстгальтер. Это довольно дискомфортно — например, летом прилегающий к коже силикон преет, появляются сложности с подбором купальника. Могут появиться и физиологические нарушения: если грудь была большая, то отсутствие одной железы приводит к искривлению позвоночника. Одной моей пациентке удалили молочную железу 25 лет назад, у нее уже и на второй железе рак появился, но она пришла и попросила сделать ей грудь. Вне зависимости от возраста, стадии заболевания и даже на случай самого страшного прогноза каждая женщина имеет на это полное право.

В чем специфика реконструкции груди для пациенток, которые перенесли удаление раковой опухоли груди?

Оперируя пораженные раковой опухолью ткани, я сопоставляю объем вмешательства и ущерб, который потенциально могу нанести. Для меня важно не навредить физически. Потом уже встает вопрос о том, как работать в плане реконструкции. Я смотрю как минимум на снимки, на размер молочной железы, на конституцию женщины и прикидываю, сможем ли мы сделать сохранную операцию с элементами эстетической. Если своей ткани железы не хватает, мы берем, например, со спины или живота, а если не получается и так — удаляем всю железу и предлагаем реконструкцию имплантами.

И здесь очень важно не путать эстетическую и реконструктивную пластическую хирургию. В случае эстетической операции с имплантами все значительно проще: две изначально одинаковые здоровые груди и два импланта, результат смотрится симметрично и классно. Но когда мы ставим имплант пациентке с онкологией, он буквально стоит под кожей — поверх него нет жировой клетчатки и ткани железы. И тогда железа с имплантом будет выглядеть одним образом, а другая будет провисать. Для того чтобы грудь выглядела симметрично, мы предлагаем пациентке разные варианты. Я объясняю и рисую все возможные способы, а женщина выбирает подходящий.

Поставить имплант в здоровую грудь и в больную отличается вот чем: если в реконструктивной хирургии что-то идет не так, мы это видим сразу, поскольку имплант стоит прямо под кожей. Сверху нет тканей самой молочной железы, есть только кожа. Если в эстетической — заметим позже, когда осложнения будут уже на более поздней стадии. Но пугаться не надо, это же не поздняя стадия рака, а несложно решаемые проблемы.

Недавно я видела в вашей сториз очень страшное видео, как у женщины истончилась кожа и из дырки вываливался имплант. Насколько часты такие случаи?

Конкретно этот случай — казуистический. Пациентке удалили опухоль в другой клинике, там же поставили имплант, и она прошла химиотерапию и лучевую. После лечения кожа ее груди истончилась настолько, что перестала удерживать имплант. В конкретно ее случае эти терапии дали такой результат. К примеру, лучевая терапия влияет на сосуды и на то, как они питают ткани.

На первый прием ко мне девушка пришла с протрузией — истончением тканей — размером с пятирублевую монету. Я отправил ее на обычное обследование перед реконструктивной операцией. За две недели обследования протрузия спрогрессировала так быстро, что имплант выпал. Девушка поставила его на место и снова пришла ко мне. Удивительно, что рана оказалась чистой, — ведь любая открытая рана считается инфицированной.

С подобной проблемой сталкиваются примерно 3–7% пациенток. За год я сделал всего две такие операции. Я взял лоскут со спины, чтобы заместить дефект, поставил новый имплант, а на второй груди сделал эстетическую операцию для симметрии. Сейчас пациентка в ремиссии.

Есть мнение, что женщина, которая вставляет имплант, в принципе ухудшает себе возможность диагностировать рак груди. Можно ли отследить, что происходит под имплантом и не появится ли там онкозаболевание?

Это миф, ни реконструированная грудь, ни эстетические грудные импланты никак не мешают диагностике новых опухолей. При реконструкции груди можно делать УЗИ и МРТ. Маммографию мы не делаем, потому что нет ткани железы. При эстетической операции — также УЗИ и МРТ, а маммографию по необходимости. Есть наблюдения, что при имплантах выявляемость существующих опухолей, наоборот, повышается. С одной стороны, это может быть связано с использованием высокотехнологичных методов, с другой — с большим вниманием пациентки к ежегодным обследованиям.

Как вы придумали свой инстаграм-аккаунт «Две груди»?

«Две груди» родился у меня на кухне, когда мы с друзьями обсуждали профессию и поняли, что в Рунете на этот счет информационный вакуум, а у женщин много вопросов. Мы были носителями достоверной информации, владели языками на уровне понимания специализированных источников и могли дать все это в доступном виде обычным людям.

Название на тот момент многим казалось провокационным, но оно отражало суть нашего социально-информационного проекта — ликбез в теме здоровья груди и реконструктивно-пластической хирургии. В одном из постов так и сказано: Вселенная распорядилась, что у женщины две груди, — и никто не имеет права отнять у нее возможность ощущать свое тело полноценным. Со временем паблик превратился в канал доверительного общения, через который к нам стали обращаться пациентки.

Я знаю, что вы из тех врачей, которых сейчас все больше, кто разрешает пациенткам писать вам в WhatsApp в любое время суток. Почему?

Да. Поднялась температура в час ночи — значит, напишите в час ночи. Мне самому так проще зафиксировать все. Если я проснусь в это время — отвечу, не проснусь — отвечу утром. Лучше мы сейчас разберемся со всем, что вам может показаться незначительным, чем потом будем воевать с последствиями.

*организация, запрещенная на территории Российской Федерации.

Фото обложки: Peter Dazeley/Getty Images

Комментарии
Вам будет интересно