1. Макияж
  2. Тренды
25 мая 2022

Как красились партийные жены: бьюти-вкусы эпохи сталинизма

Пока простых советских женщин убеждали в привлекательности «естественности», все непростые женщины выбирали духи Guerlain и косметику Houbigant. Каким был черный бьюти-рынок в СССР?
25 мая 2022
5 мин

«Она взглянула в зеркало.

— …может случиться, что в Москве нельзя будет достать французской краски для губ?

Она взяла со столика золотой герленовский карандашик:

— Как же тогда жить», — этот отрывок из романа А. Мариенгофа «Циники» (1928) примерно отражает настроения горожанок в эпоху тотального дефицита, когда советская косметическая промышленность еще не начала работать, но доступ к заграничным благам уже был перекрыт.

Промышленность стояла, был голод, и партийный журнал «Работница» для женщин убеждал свою аудиторию, что интерес к косметике и моде «тянет работниц назад», а помада и прочие ухищрения — это мелкобуржуазно и недостойно строительниц социализма. В знаковой статье двадцатых годов «Юные работницы строят новый быт» открыто порицалась любовь к косметике. Вывод был такой: «Не пудриться и не мазаться. Лицо портится и нехорошо. Будто обман какой».

Предполагалось, что новая власть воспитает женщин и «вся эта косметика сама ликвидируется».

В это же время Лиля Брик, законодательница мод, светская львица и возлюбленная Владимира Маяковского, посылает ему в письме в Берлин список покупок: «Духи: Rue de la Paix, Mon Boudoir и что Эля скажет (сестра Эльза Триоле. — Ред.). Две коробки пудры Arax. Карандаши Brun для глаз, карандаши Haubigant для глаз».

Через некоторое время продолжает: «Спасибо за духи и карандашики. Если будешь слать еще, то Parfum Inconnu Houbigant`a».

Духи Rue de la Paix выпускал Guerlain, а Houbigant рекламировала сама румынская королева, и это был бренд с большой буквы: им пользовались королева Виктория и императрица Мария Федоровна, — одним словом, типичная премиальная косметика.

Сталинский ампир и пудра для сталинисток

В тридцатые годы ситуация стабилизируется и появляется первое предприятие, которое наконец-то начинает выпускать косметическую продукцию — «ТэЖэ» (с совсем не маркетинговым названием «Трест Жиркость», или «Трест эфира жировых эссенций»).

Трест возглавила жена высшего партийного чиновника Вячеслава Молотова Полина Жемчужина. Эта компания начала выпускать, в числе прочего, пудры четырех сортов: А, Б, В и высшего качества, что зависело от содержания отдушки и размера частиц. Все пудры были рассыпчатые. Особенно ценилась в составе рисовая мука. Более темные оттенки пудры, например дешевой «Кармен» (из категории В), создавались таким образом: белый косметический порошок окрашивали раствором жженого сахара, растворенного в водке. Популярностью пользовались крем, мыло и пудра «Имша». Конечно, косметические товары в самом начале производства не отличались высоким качеством, во многих из них использовались вредные для здоровья соли ртути, бертолетова соль, анилиновые красители. Разумеется, такой продукцией жена Молотова пользоваться не хотела.

Потому что она выбирала L`Origan Coty — парфюмерную компанию, которая выпускала декоративную косметику. Пудра от Coty стала самым желанным бьюти-продуктом среди жен партийной номенклатуры. В 1935 году Coty запатентовали способ создания рассыпчатой пудры с использованием микронайзера с воздушным пневматическим приводом, позволявший добиваться размера частицы пудры менее 12 микрон, что было просто революцией на фоне остальной продукции (у современных пудр размер частиц, конечно, существенно меньше: 0,3 микрона).

И если раньше пудра выглядела скорее как сахарная пудра среднего помола, то Coty сумели добиться более легкой порошковой текстуры.

Также создатели этой пудры первыми додумались сделать ее компактной, с зеркальцем и удобной пуховкой. Все предыдущие пудры были в закручивающихся банках, которые неудобно носить с собой. Coty же сделали из пудры настоящий аксессуар в роскошной металлической упаковке, а саму пудру спрессовали, чтобы она не рассыпалась.

Пудреница с пуховкой стала символом статуса женщины: «благоухающая духами Коти, даже Герлена, — на узкой руке с малиновыми ноготками золотые часики, осыпанные алмазами, в сумочке пудреница с зеркальцем и пуховка», — писал Валентин Катаев. А простые советские женщины наносили пудру ватой — к сделанной в СССР пудре пуховок не прилагалось.

Маникюр, волосы и укладка

Салоны красоты приезжали к кремлевским женам на дом, маникюрщицы и парикмахеры ездили за ними на курорты. В книге «Кремлевские жены» Лариса Васильева цитирует воспоминания Сони, дочери кремлевской уборщицы, которая долгое время была на воспитании у семьи Молотовых: «22 июня 1941 года застало нас в Крыму. Рано утром Вячеслав Михайлович позвонил из Москвы своей супруге Полине Семеновне, чтоб мы срочно выезжали в Москву. Она спокойно собралась, собрали нас. Потом Полина Семеновна вызвала парикмахершу, в 12 часов ей делали маникюр».

Что интересно, в тридцатые-сороковые годы лак наносили на середину ногтевой пластины, минуя ногтевую лунку.

Такой тип маникюра назвали «лунным маникюром» или «голливудским френчем».

К тому же создатель компании Revlon, а именно его лаками пользовались в те годы, ввел моду на один цвет для губной помады и ногтей — поэтому маникюр приходилось часто обновлять, при смене помады.

Укладка тоже была сложным делом и требовала помощи парикмахера: в 1930-х годах популярны были паровая и электрическая завивки, так называемый перманент. Процедура считалась довольно опасной, потому что можно было обжечься горячими зажимами, были случаи опаливания волос. Тем не менее перманент прижился надолго, до замены его химией. Из-за недостаточного количества укладочных средств повторять такую горячую укладку приходилось регулярно.

Дезодорант и что было вместо него

Единственным средством от запаха пота, которое могла предложить советская промышленность, был гальманин — подсушивающее средство, что-то вроде присыпки.

Поэтому Лиля Брик довольно часто просила сестру прислать из Франции бутылочку «одороно». Первый в мире дезодорант-антиперспирант был придуман дочерью хирурга Эдной Мерфи, чтобы у отца не потели руки во время операций. Первые средства для борьбы с запахом пота были неудобны — производитель даже рекомендовал класть тампон под мышку перед сном, чтобы антиперспирант успел высохнуть, но это было единственное на тот момент средство, которое полностью справлялось с запахом пота. Неудивительно, что его ввозили, пересылали.

Вазелин vs увлажняющий крем

Пока простой народ справлялся примерно со всем при помощи вазелина (он стоил четыре копейки, им увлажняли губы, разбавляли слишком сухие тени и т. п.), женщины из партийной верхушки предпочитали крем Nutrix от Lancôme, регенерирующий, ухаживающий и увлажняющий.

Формула этого крема оказалась настолько удачной, что он продается до сих пор, теперь у Lancôme целая отдельная линейка ухаживающих средств Nutrix.

Комментарии
Вам будет интересно