Домашнее насилие: почему важно не молчать

  1. Люди
Домашнее насилие: почему важно не молчать
Домашнее насилие: почему важно не молчать

25 ноября — Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. И это касается всех нас. Поэтому мы дали возможность рассказать свои истории тем, кому часто приходится играть чужие роли.

Статистика пугает: от эмоционального, физического, сексуального и экономического насилия страдают 16 млн российских женщин, а значит, каждая пятая. Остальные могут стать свидетелями насилия над родственниками, близкими и подругами. Если это случилось однажды, то в 70% случаев повторится еще раз. И не один.

О том, что такое домашнее насилие, как его распознать и что делать, если вы или кто-то из ваших близких стали его жертвой, можно почитать на сайте центра «Насилию.нет».

Что еще?

Сегодня на сайтах «Медиазоны» и «Новой газеты» вышло исследование о том, что 79% женщин, осужденных за умышленное убийство, становились жертвами насилия со стороны тех, кого они убили. В 97% приговоров орудием был обычный кухонный нож. Женщины редко отделываются «легкой» статьей за превышение пределов необходимой обороны, потому что не способны защитить себя голыми руками. А 9 из 10 осужденных защищались от партнеров и родственников-мужчин.

Но еще больше пугает отсутствие закона, который мог бы это регулировать. Мы уже писали о флешмобе #ЯНеХотелаУмирать в поддержку закона о домашнем насилии. Одним из его инициаторов была активистка, юрист и соавтор законопроекта Алена Попова. Мы связались с ней и узнали, что происходит с законом сейчас.

Алена Попова:

«Закон находится на рабочей группе в Совете Федерации. В нее то включают, то выключают нас, соавторов проекта. Сам состав тоже непостоянный, но в рабочую группу входят силовики, депутаты, сенаторы, представители Верховного Суда.

Мы думаем, что закон будет вынесен на рассмотрение в ближайшем будущем. Глава Совфеда Валентина Матвиенко сказала, что до 1 декабря должна быть готова окончательная версия, но туда вносятся поправки. Мы то соглашаемся с ними, то нет — в таких случаях предлагаем альтернативы.

Главная задача — чтобы в законопроекте оставили основные концептуальные вещи, которые делают из него закон, а не пустую бумажку.

Консерваторы распространяют мифы, поэтому пока что много людей настроены негативно. Хотя ни они, ни мы не видели законопроект в окончательном варианте. Причем в изначальной редакции нет того, что активно тиражируется. Например: „Не купил жене шубу или ребенку игрушку — тебя посадят в тюрьму“.

Из-за базирующейся на лжи пропаганды у людей появляются страхи. Мы стараемся объяснять, что тех вещей, о которых говорят консерваторы, в законе нет. Он носит не карательный, а профилактический характер. Тем более уже существуют подобные законы, регулирующие вопросы насилия над детьми: 156-я статья Уголовного кодекса о жестоком обращении с детьми и 77-я статья Семейного кодекса, регулирующая их изымание из семей».

Сейчас важно исправить ошибочное мнение «закон наносит вред семьям без насилия».

Тема волнует всех. Тех, кто сам сталкивался с домашним насилием. Тех, кто был его свидетелем и хочет помочь жертвам. Тех, кто, к счастью, с ним не сталкивался. Но не все готовы об этом говорить. Героини нашей съемки, актрисы ведущих театров Москвы, — готовы. И делятся личными историями и переживаниями максимально честно и открыто.

Мария Милешкина,

актриса театра «Июльансамбль»:

Жакет Isabelle Blanche (Superstudio Italia)

Серьги Vertigo (N1 Jewelry)

Праймер для глаз Illuminate Eye Prime, Amazing Cosmetics

«Раньше я об этом не думала. Но потом мы сделали в Центре им. Мейерхольда с Ваней Комаровым спектакль „Абьюз“. У героини тяжелые отношения с мужем, он — молодой алкоголик, тиран, и все доходит до того, что у нее хотят отобрать ребенка. Появляются психические проблемы: панические атаки, тревожность, бессонница. Героиня начинает распутывать клубок проблем, чтобы понять, откуда они. Без спойлеров: виной всему — семья.

Пьеса попала в сердце. Меня разорвало. И я не понимала почему. Стала изучать тему насилия, и все вдруг встало на свои места. 

Одни из моих первых отношений были тяжелыми — как сейчас называют, созависимыми.

Совсем недавно вспомнила момент расставания. Я убегала от него пьяного через площадь с кучей людей и кричала: «Помогите!» Забежала за угол дома. Он догнал и стал душить. Только когда я уже теряла сознание, подбежали мужчины, чтобы оттащить его. У меня случился нервный срыв. Несмотря на то что прошло пять лет, я до сих пор боюсь. Вспоминаю, как после этого он говорил, что он убьет меня, кислотой обольет. Я об этом никому не рассказывала.

Одна из главных проблем жертвы — вина. Конечно же, я винила во всем себя.

И боялась, что остальные будут делать так же. Вина тебя парализует. Ты не хочешь открываться людям и просить о помощи, вместо этого замыкаешься и закрываешься в себе».

Инга Лепс,

актриса Театра Наций:

«Актерам этот вопрос очень близок, потому что наша первая роль — отражение и воспроизведение реальности. Мы должны углубиться в ситуацию и показать ее зрителю, какой бы ужасной она ни была.

Больше всего меня пугает будущее детей, выросших, как сейчас говорят, в „неблагополучных“ семьях.

Страшно от того, как ломается их психика и искажается восприятие мира. Как таким детям сложно строить свою семью, доверять, дарить тепло и поддержку, любить.

Четыре года назад подруга поделилась со мной своей историей. В ней не было физического насилия, но было эмоциональное, не менее ранящее. Основываясь на ее воспоминаниях, я написала короткий сценарий, который в процессе морфировал в историю о детской травме, попытке все исправить, залатать раны.

Я понимаю, как важно быть деликатной, но в процессе съемок осознаю, что должна показать реальные последствия. Страшно представить, как может развернуться сценарий жизни ребенка, существующего в постоянном страхе, — это по-настоящему калечит. Дети беспомощны. Я часто слышу фразу, которая особенно режет слух: „Мне повезло: со мной никогда такого не происходило“.

Одно только „мне повезло“ уже довольно емко говорит о ситуации и ее масштабах».

Анастасия Лебедева,

актриса Московского театра им. Пушкина:

Жакет Isabelle Blanche (Superstudio Italia)

Топ Subterranei (Live PR Agency)

Моносерьга Arpine Jewelry (N1 Jewelry)

Праймер для глаз Illuminate Eye Prime, Amazing Cosmetics

«Мне кажется, о насилии пора говорить каждому, потому что именно эта тема сейчас звучит особенно остро. Знаете ли вы, что, по статистике, каждый день от домашнего насилия умирает 40 женщин? Разве вас это не шокирует?

Позиция „Меня это не касается, и поэтому я ничего знать не хочу“ уже не работает. 

Я уверена, что, как и в любой цивилизованной стране, мы должны принять соответствующий закон. Чтобы не повторять прописные истины о том, что насилие недопустимо ни в каком виде и ни к кому — ни к животным, ни к старикам, ни к женщинам.

Очень жаль, что в очередной раз закрываются глаза на катастрофу. Большое спасибо таким людям, как Алена Попова, которые борются и защищают женщин. Я буду говорить об этом, потому что не хочу, чтобы это коснулось меня, моих близких и подруг».

Алиса Кретова,

актриса Мастерской Брусникина:

«Если бы я писала про себя заголовок, то так: „Все драки начинала сама“. Я провокатор, так вышло. Когда рассказала своему бывшему про съемку, он спросил, скажу ли я про партер. Партер — это когда мы ругались, я на него нападала от бессилия и беспомощности, а бывший меня скручивал, чтобы я его не била.

Так что считаю, что танго танцуют двое.

Трудно оставаться экологичным внутри отношений, слышать, понимать — это действительно требует усилий. Физическое насилие — следствие длительного психологического: все как снежный ком накапливается и в итоге выливается в драку. У меня были прекрасные отношения, но мы расстались, потому что любим друг друга и наступила пора впустить в жизнь тех, кто может позаботиться о нас лучше, чем мы.

Мне стыдно за свое поведение, но только сейчас. После терапии я поняла, что надо было выбирать себя раньше. И не было бы таких историй, как партер.

Самая большая проблема — психологический абьюз.

Когда люди переступают границы и принуждают других к чему-то. С этим можно бороться, лишь увеличивая глубину понимания себя. Я всегда популяризирую терапию и в каждом интервью про это говорю. Но это и правда важно. Обоим партнерам и их детям, если они стали свидетелями насилия».

Анастасия Мишина,

актриса театра им. Вл. Маяковского:

Жакет Cristina Effe (Superstudio Italia)

Серьги (N1 Jewelry)

Гелевая подводка The Gel Eyeliner 800, 3INA

«Прямо сейчас кого-то бьют. Только представьте. Прямо сейчас.

Мы живем так, будто этого кошмара не существует. Женщинам стыдно говорить о насилии. Заявление в полиции, скорее всего, не примут, а напишешь в интернете — большинство скажет: сама виновата.

Невозможно спокойно об этом думать, невозможно оставаться в стороне. Если бы я могла проголосовать или сделать что-то существенное для принятия закона, то сделала бы.

Нужно сказать себе: „Да, насилие есть, но давайте это изменим. Мы можем это изменить“.

Маленькими шагами, пока живы, мы можем добиться того, что жизни других будут сохранены».

Что можно сделать прямо сейчас?

Сегодня, 25 ноября, с 18:00 до 21:00 на площади Яузские Ворота у памятника пограничникам Отечества проходит согласованный массовый пикет против насилия над женщинами.

А еще можно оформить пожертвования в общественные организации для помощи жертвам насилия. Например, в центры «Насилие.нет», «Сестры», «Анна».

Редактор @wpstwin
Фотограф @annaarchen
Стилист @masha_shanhai
Ассистент стилиста @inlove.withmylife
Визажист @laskinao
Креативный продюсер @lida_remizova

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
  • Насилие в семье есть и будет пока государство не будет заинтересовано в новом поколении без психических проблем, сейчас стоит вопрос только количества детей. Не будем забывать, что наибольший вред наносятся детям. Мой муж заявил 6-летнему ребёнку, что отведет его в школу и зарежет маму. Это нормально? Видно да, так как никто не интересуется как дети переживают такое. Полиция в упор не видит побои. Живые никому не нужны
Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно