Киберфеминизм и фильтры Instagram: художницы о стандартах красоты в искусстве

  1. Люди
Киберфеминизм и фильтры Instagram: художницы о стандартах красоты в искусстве
Киберфеминизм и фильтры Instagram: художницы о стандартах красоты в искусстве

Сегодня открывается 2-я Триеннале российского современного искусства «Красивая ночь всех людей» в музее «Гараж». Мы попросили художниц поделиться своими мыслями о том, как искусство воспроизводит стандарты красоты, будем ли мы в будущем стремиться к каким-либо идеалам и кто из артистов лучше всего показывает женское тело.

Кристина Горланова

Об искусстве и женщинах

Мне кажется, что «стандарты» в отношении красоты не работают, и искусство это довольно точно отражает. Проекты, посвященные положению женщин в обществе, меня всегда радуют. Искусство — отличный способ говорить о проблемах и искать их решение.

О стандартах красоты и искусстве в будущем

Конечно, репрезентация будет меняться, и на нее будет влиять гораздо больше факторов, но идеи равенства — среди них.

Художницы о женщинах и теле

Мне очень нравится проект Джуди Чикаго «Званый ужин», хотя это, конечно, не проект о женском теле. Перформансы Аны Мендьеты невероятные. Из российских вспомнила работы художницы Анастасии Богомоловой.

Анна Терешкина

Об искусстве и женщинах

Не могу говорить за все искусство — оно очень разное, как и общество. Художники порой находятся на разных позициях и полях. Больше женщин становятся художницами, а не моделями, как было в XIX и в первой половине XX века. Они возвращают свою субъектность и могут вообще отменить стандарты.

О стандартах красоты и искусстве в будущем

Думаю, что все меняется уже сейчас: появляются художественные высказывания о видимости «женского» труда, квир- и транс-персон, людей с инвалидностью, нейронетипичных, пожилых, трудовых мигрантов и беженцев и других групп. Благодаря соцсетям и работе активисток об этом стали говорить чаще. Сейчас в искусстве я слышу больше голосов, чем десять лет назад, и радуюсь. Это случилось благодаря тому, что художницы отказываются жить по законам капиталистического мира — они объединяются, солидаризируются, поддерживают друг друга и создают условия для высказывания людям, у кого не было возможности ранее.

Художницы о женщинах и теле

Прежде всего мне нравятся художницы, которые проблематизируют тему женского тела и задают обществу вопросы. Например, для меня такой стала Алена Терешко, питерская художница с Урала. Нас часто путают из-за похожих фамилий, но мы разные. Алена делает живописные обнаженные автопортреты через призму взгляда человека на самого себя — и тут появляется множество интересных отсылок и связей с историей искусства, академической традицией, феминистской теорией. Работы Алены не ломают традицию, а вступают с ней в диалог и двигают ее.

Еще есть замечательная питерская художница Лера Лернер, она нашивает на одежду игрушки, губки для мытья посуды, украшения для дачного бассейна и другие непривычные вещицы. Лера носит такие наряды в общественных местах, чем провоцирует вопросы и разрушает понятия «стандарта» и «нормы».

Мика Плутицкая

Об искусстве и женщинах

На протяжении долгого времени позволить себе искусство могли только элиты. Они вместе с художниками формировали стандарты красоты. В разные времена идеалы отличались: в один период боготворили Венеру, в другой — Марию. В портретах позднего Средневековья женщин изображали скромно потупившими в пол взгляд — это то «правильное» поведение, которое женщинам предписывали.

Поднять глаза женщины смогли в XVIII–XX веках, когда сначала они смотрели на художника, а потом уже в камеру.

Изображения женщин отражают новые нормы о том, что можно и нельзя делать женщинам в обществе.

Художники перестали транслировать запросы элиты в конце XIX — начале XX веков. Они деконструировали нормативы и представления о красоте. Например, до этого времени мужчина заказывал картину с обнаженной женщиной и хотел, чтобы она выглядела определенным образом — мягкой, податливой, сексуальной. Новое видение показали Гойя и Рембрандт, сделав тело без одежды голым, реальным. В ХХ веке все больше художников и художниц стали показывать все более разнообразные и реальные женские тела, особенно после второй волны феминизма в Европе и США. Современные художники критикуют идею о том, что женское тело — объект потребления. Однако она перешла в медиа: глянцевые журналы, телевидение, рекламу. Сейчас подключились и социальные сети, фильтры Instagram и приложения, которые позволяют сделать грудь больше, а талию уже.

О стандартах красоты и искусстве в будущем

В перспективе современные художники продолжат деконструировать нормализующие конвенции. Мне кажется, сейчас одновременно протекают два процесса. С одной стороны, общественные силы заинтересованы в гламуризации тел — так можно стимулировать потребление, и женщины будут тратить деньги и силы на то, чтобы стать идеальнее. Еще Наоми Вульф в книге «Миф о красоте» писала, что женщины, уделяя большое количество денег и времени тому, чтоб соответствовать идеалу красоты, меньше включены в политическую борьбу. С другой стороны, есть общественное течение, которое выступает за бодипозитив и репрезентацию тел темнокожих, пожилых, квир-людей. Этим занимаются художницы Линетт Йадом-Боаки, Шона Мак-Эндрю, Элея Чапин и Дженни Савий, к примеру.

Художницы о женщинах и теле

Дженни Савиль изображает женские тела очень натуралистично: набухшие вены, синяки, шрамы, следы родов. У нее была прекрасная графическая серия про беременность, благодаря которой ты чувствуешь, насколько тяжело вынашивать ребенка. Но ты не одна в этом. Еще одна из известных художниц — Джуди Чикаго. Ханна Вилке сделала перед своей смертью (у нее был рак) сильную серию фотографий. Ринеке Дайкстра делала портреты голых женщин с детьми сразу после родов. Не могу не упомянуть Люсьена Фрейда — не только женщины занимаются деконструкцией идеала красоты и говорят о реальности наших тел.

Ася Заславская

Об искусстве и женщинах

Часто использую зеркала — материал, который не только отражает людей, становящихся частью моей работы, но и время здесь и сейчас. У меня был проект по игре The Sims, где на зеркале акрилом был нарисован большой ромб. Он означает «в игре», что с тобой все хорошо и ты красив и здоров, с другой стороны, за тебя уже все выбрали ты — персонаж чьей-то игры. Это тоже про заданные стандарты красоты.

О стандартах красоты и искусстве в будущем

Да, тема настоящего для меня наиболее актуальна — я не знаю, что будет завтра. Мы стараемся быть худыми, вредя себе. Похудеем, тут вдруг все становится по-другому: теперь главное — суперкороткая челка, к примеру.

Ты сбросила вес, и что? Хвататься за ножницы?

Важно быть здесь и сейчас, не надеяться на завтрашний день.

Художницы о женщинах и теле

Есть потрясающая Таус Махачева. У нее есть проект про красоту и реставрацию — реставрируем себя, как реставрируют картины. Это попытка произвести что-то старое и связать его с настоящим.

Евгения Суслова

Об искусстве и женщинах

Искусство всегда дает целостный взгляд. Оно отражает внутренние свойства внешних тенденций и социальные порядки, в том числе и положение женщин в обществе. Достаточно посмотреть на историю русской литературы или европейской живописи.

О стандартах красоты и искусстве в будущем

Мне близка позиция киберфеминизма с его установкой на работу со сложно уловимыми объектами (в том числе когнитивными), на неопределенность, контингентность. Если посмотреть на развитие культуры, то она движется в сторону биополитики. Тело становится неоднородным, и все более глубокие, ранее немыслимые слои выходят на поверхность.

Идеал красоты будущего — невидимая женщина, наноженщина.

То, что происходит со стандартами красоты сегодня, тесно связано с изменением в языке и коммуникации. Так, фильтры в Instagram, которые производят алиенацию человеческого образа, близки к метасистемам идеографической коммуникации (эмоджи, эмотиконы). Идея отчуждаемой маски очень важна. Мы видим ее у различных дизайнеров одежды, например у одиозного Гарета Пью, Рика Оуэнса. Мы двигаемся симметрично и вглубь тела и пытаемся добраться до его поверхности. Когда-нибудь эти два усилия сольются в одно — и это будет уже другое тело.

Художницы о женщинах и теле

Для меня наиболее точно раскрывает тему женского тела — его отношения с языком и социальными конвенциями — австрийская художница Вали Экспорт. В ее работах тело — это среда для высказывания об эстетическом и политическом. Кстати, когда Экспорт приезжала в Москву, ее спросили, должна ли художница выглядеть особым образом. И она ответила, что стоит стремиться к тому, чтобы внешность не имела значения. Для меня ум проницает тело, и любые стандарты — это политика, на которую нужно отвечать эстетическим действием.

Фотографы: Никита Засыпкин, Анастасия Макаренко,  Рина Вольных, Георгий Кардава, Дмитрий Степанов. 

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно