1. Люди
  2. Истории
13 декабря 2022

«Себе два зуба вырвал сам». Как ухаживали за зубами в СССР и причем тут запах горелой кости

Золотые коронки, вываливающиеся пломбы и никакой анестезии — страх и боль советской стоматологии в одном материале.
13 декабря 2022
5 мин

Даже главная звезда Советского Союза Алла Пугачева до середины 1990-х ходила с неисправленным прикусом и отчетливой щербинкой между передними зубами верхнего ряда. Члены Политбюро все, как один, сверкали с трибуны Мавзолея золотыми коронками. Регулярно чистили зубы только 25% населения, а к стоматологу советские граждане шли, только когда от боли из глаз сыпались искры.

Стоматологов в СССР боялись. Советская стоматология не делала людей красивыми и счастливыми, у нее были совсем другие задачи. Рассказываем эту историю, историю боли и страха.

«Разве тигр чистит зубы?»

В конце XIX века аптеки начали без рецепта продавать зубную пасту, причем в тюбиках, и минимальная гигиена полости рта стала доступна всем сословиям. В начале прошлого века уже появились первые фарфоровые коронки — от настоящих зубов не отличишь, а в 1965 году одному шведу установили первый имплант.

Стоматология развивалась с космической скоростью, появились электрические зубные щетки, нормальные, не вибрирующие бормашины, врачи научились делать рентгеновские снимки челюсти. «Универсальный аппарат Энгля», которым в Америке с 1886 года исправляли прикусы, усовершенствовали до нормальных брекет-систем. Мир наполнился красивыми улыбками, впрочем, не весь.

«Зачем чистить? Разве тигр когда-нибудь чистит зубы?» — недоумевал товарищ председатель КНР Мао Цзэдун. Африканские страны, только-только пережившие свои революции, отказывались от зубных щеток как от наследия колонизаторов. В СССР, конечно, дело обстояло лучше. Но страх стоматолога, вываливающиеся пломбы, сверкающие коронки — все это было частью жизни советского человека.

Чем это тут так пахнет?!

И это вдвойне грустно, потому что до революции российская стоматология была одной из лучших в мире. На рекламных листовках 1909 года стоматологические клиники предлагали «вставленiе искусственныхъ зубовъ» без удаления корней по новейшей американской технологии. Можно было сделать на золоте, платине, каучуке и целлулоиде; пломбы были из самых разных материалов, включая фарфор, с гарантией на 25 лет. Во всех приличных клиниках делали анестезию. Правда, будем честны, это было дорого и доступно не всем.

В СССР зубы лечили бесплатно, зубоврачебные кабинеты в конце концов появились в каждом сельском райцентре. После войны ситуация с оказанием стоматологической помощи была сложной, но уже в 1950-е власть стала предпринимать меры, чтобы ее улучшить. Например, в рамках программы повышения качества появилось требование Минздрава страны, чтобы количество наложенных пломб преобладало над числом удалений. В штаты сельских и районных больниц были введены должности стоматологов и зубных техников.

Мешало отсутствие научных разработок и техническое отставание — началась организация лабораторий, создающих медицинские пластмассы, стали производить новые кресла для зубоврачебных кабинетов, новые бормашины и другую технику. Производители рапортовали о постоянном улучшении подобного оборудования. Однако до 1960-х, например, продолжался выпуск бормашин с ножным приводом. Электроприводные машины появились в 1950-е, но они работали на низких оборотах, страдали проблемами с охлаждением и визжали.

Поэтому сверлить зубы приходилось долго, и это была такая боль, что никакое обезболивание с ней не справлялось (да его чаще всего и не предлагали). Из-за отсутствия той самой системы охлаждения в кабинете стоматолога частенько пахло горелой костью. Даже если дантист был милейшим человеком, пациенты видели в нем доктора Менгеле, не меньше.

Шприцы и стоматологические иглы практически не выпускались. Новокаин, а позже лидокаин кололи только тем, кому удаляли коренные зубы, — детям молочные рвали «на живую», взрослым сверлили тоже без анестезии. Еще новокаин действовал не на всех, истории, когда восьмерку вырывали без него, никого не удивляли. Иногда у врача не было выхода: рентгеновских снимков не делали, а как лечить без диагностики? Оставалось ориентироваться на вопли пациента.

Бонусом была бюрократия, которой посвятил стихотворение «Зубная боль» Самуил Маршак (оно вышло в журнале «Крокодил» в 1955 году, но отлично описывало ситуацию десятилетия до и пары после). В нем рассказывается, как человек с острой болью пытался в поликлинике попасть к врачу. Заканчивалось все так:

Вопросов двадцать задала

Особа, сидя у стола.

Когда ж спросила наконец:

— Болел ли корью ваш отец? —

Больной сорвал с распухших щек

Узлом завязанный платок

И, привязав шпагат к зубам,

Себе два зуба вырвал сам.

Но что уж там. «Эффективность государственной стоматологической службы не подвергалась значительной критике со стороны общества, а Минздрав СССР лишь отмечал отдельные недостатки своей работы», — констатировали исследователи советской стоматологии В. Гончар и П. Ратманов в одной из своих работ.

Что это? Мышьяк!

Если обычной пломбой обойтись было нельзя, технология лечения была такой: зуб рассверливали, в дырку клали мышьяк и закрывали временной пломбой. С мышьяком во рту пациент должен был жить два-три дня, пока не отомрет нерв, — правда, вместе с ним отмирали ткани слизистой и даже челюсти. Потом ставили постоянную пломбу, из цемента.

Пломбы плохо держались, их невозможно было отполировать — зубной налет буквально лип к рельефной поверхности, новый кариес был неминуем. Кариес мог жить и под пломбой, потому что она сцеплялась с зубом негерметично — в общем, с тем самым соотношением профилактического лечения и удаления зубов было сложно. На цвет пломб никто уже не обращал внимания — совпадает с естественным, не совпадает…

Остатки зубов добивались тяжелыми несъемными коронками, если пациент мог себе это позволить — золотыми. Золотые зубы считались признаком достатка — видно, что человек не бедный. Остальные ходили со стальными.

Революцию в зубной технике СССР проигнорировал, хотя вроде это ж не сексуальная революция — что плохого, если у строителей коммунизма будет красивая улыбка? Но заботиться об эстетике тогда считалось чем-то избыточным — отсюда эти металлические коронки, серые пломбы и жалкая манера прикрывать улыбку рукой. К дантисту шли не затем, чтобы исправить ситуацию во рту, к нему ползли, когда было уже невозможно терпеть боль.

Отдельной проблемой была реализация программы санации — то есть комплекса профилактических мероприятий. Но, как пишут специалисты, принципы санации далеко не всегда соблюдались, а оказание помощи в основном проводили по обращению, а не профилактически. Несмотря на то что это программа охватывала и детей, и подростков, как самостоятельная отрасль детская стоматология в СССР появилась только в 1980-х годах, после того как приказом «Об улучшении стоматологической помощи населению» была введена специальность «стоматолог детский». Она тоже взяла курс на смену лечения по обращаемости на плановую санацию и диспансеризации.

В программе школьных диспансеризаций появились стоматологические осмотры, а в некоторых школах — и собственные стоматологические кабинеты, навевающие ужас звуком бормашины и все тем же запахом горелой кости.

При приближении стоматолога все начинали дрожать. Иногда стоматолог проводил осмотр прямо на уроке, зеркальце и зонд в его руках поблескивали угрожающие. О том, у кого плохо вычищены зубы, сообщали здесь и сразу. Не попасть с урока в кабинет считалось огромным везением.

А что, каждый день надо зубы чистить?

Юрий Андреевич Федоров, доктор медицинских наук, создатель зубных паст «Жемчуг» и «Чебурашка», рассказывал про результаты больших советских исследований в 1960-х годах: оказалось, что регулярно чистят зубы только 25% граждан, 40–45 — в торжественных случаях, а 40% не чистят зубы вообще никогда.

Люди, которые следили за здоровьем зубов, всем зубным пастам предпочитали «Жемчуг», разработанную для космонавтов. Продавался зубной порошок — «Детский», «Мятный», «Пионер» и отбеливающий «Особый» с содой.

Зубные камни удаляли в домашних условиях: размягчали их перекисью водорода и чистили содой. Считалось, что отбелить зубы можно кусочками редьки, хозяйственным мылом, свежей древесной золой и таблетками активированного угля. Других стоматологических бьюти-ритуалов не было.

После моего советского детства прошло много лет, и кажется, я давно забыла и вой бормашины, и боль, и как кричала на меня докторка в сибирской сельской больнице: «А ну хватит реветь! Тебе не больно! Сейчас пойдешь отсюда!» Технологии давно стали щадящими, материалы классными, врачи внимательными и гуманными. Но чтобы решиться на исправление прикуса, мне пришлось походить к психотерапевту — если бы не он, думаю, до сих пор бы улыбалась как Остин Пауэрс.

Фото обложки: Unsplash.

Комментарии
Вам будет интересно