Елена Акукве: «Прекрасно отношусь к слову "толстый"»

  1. Люди
Елена Акукве: «Прекрасно отношусь к слову "толстый"»
Елена Акукве: «Прекрасно отношусь к слову "толстый"»

Сделали интервью с основательницей первого в России агентства моделей плюс-сайз. Выяснили много неожиданного.

Бодипозитив помогает любить свое тело независимо от его размеров и других выдуманных индустрией глянца «стандартов» красоты. Активистки этого движения буквально всем своим видом доказывают: «толстый — не значит некрасивый». Мы поговорили с одной из них. Основатель PR-агентства Akukwe, продюсер блогеров и модельный агент Елена Акукве — о «толстых» людях, стандартах моделей плюс-сайз и о том, что ненависть к себе вреднее комментариев хейтеров.

Откуда появилась идея создать агентство моделей плюс-сайз?

На российском рынке толком не было агентств, которые специализировались на плюс-сайз, тем более на бодипозитиве. Раньше я возглавляла коммуникации в Samsung, Viber, Houzz, делала мероприятия для PlayStation, Xbox, Sony. И решила, что раз у меня есть опыт в продюсировании, поиске клиентов, организации мероприятий, то я легко смогу справиться с ролью основателя агентства.

Сложно было эту идею реализовать, учитывая российский бодишейминг?

Сложности, с которыми пришлось столкнуться, – вовсе не хейтеры, о нет. Рынок только формируется, многие модели готовы работать даже не за еду, а за качественное портфолио. Ради этого они проводят по 8 часов без еды и воды, примеряя миллион образов. Поэтому у брендов нет желания платить профессиональным моделям. А основные средства, которые зарабатывает агент и модели, – это Недели моды и крупные рекламные контракты вне индустрии плюс-сайз, где работа профессиональной модели обесценена.

Неужели хейтеры обошли вас стороной?

Хейтеры, скорее, как шум города, сигналы раздраженных водителей, которые не замечаешь и не придаешь им значения. В онлайн-среде хейтеры даже полезны: они повышают показатель вовлеченности аудитории. Ведь в Сети каждый проходящий мимо спешит сказать толстому человеку, что он: а) толстый, б) нездоровый, в) ленивый.

Люди на фото с бокалами в руках или сигаретами не удостаиваются такого внимания, как толстые.

Где вы находите моделей?

Обычно провожу кастинги два раза в год к Неделям моды. Иногда устраиваю открытые уроки по позированию и дефиле, чтобы девушки понимали, к чему надо готовиться. Работа модели не в том, чтобы просто быть симпатичной. Это знание геометрии тела, анатомии, основ фотографии, постоянная работа над своим телом. Плюс-сайз модели пашут в зале не меньше стандартных.

Кому отказываете?

В модельной индустрии плюс-сайз тоже есть стандарты. Это нормально, ведь у заказчика жесткие требования. Настолько консервативные, насколько консервативен потребитель одежды больших размеров. Преимущественно востребован тип фигуры «песочные часы», рост — не ниже 170 см.

В бельевой сфере отдают предпочтение девушкам с большой грудью и скромными бедрами. Пограничный вариант – фигура может быть стройной, но грудь всегда внушительной. Так выбирает моделей магазин нижнего белья и купальников больших размеров Crazy Beach.

И только бренд одежды La Redoute готов на эксперименты и приглашает моделей не с миловидными чертами лица, а рискует и берет моделей a la lumpen, только в теле.

Люмпен?

Да. Мои любимые модели, кстати. Но для них очень мало работы, увы.

Вы тоже модель?

Я, скорее, инфлюэнсер. Параметры у меня совсем не модельные.

Разве вы не соответствуете требованиям к внешности вашего агентства?

Рост не подходит, увы. Всего 157 см.

Ваши модели хотят похудеть?

Как правило, нет. Но после большого количества фотосессий и показов девушки почти всегда тают на глазах без диет и смерти на тренажерах. Удивительно, но любовь к себе и примирение с собой – рецепт похудения многих моих моделей. Когда исчезает стресс и остаются одни эндорфины и постоянное осознание своей красоты, уже ничто не мешает нормализации обмена веществ. Если, конечно, нет каких-то тяжелых патологий. Обычно девушки размера 52, 54, 56 со временем становятся 46-48.

А у вас были периоды «буду худеть, и баста!»?

Были. Но, в отличие от моделей, у меня с 13 лет синдром Штейна—Левенталя. Это гормональный сбой, как у звезды телеканала TLC, которая рассказывает про свою fat and fabulous life. Поэтому вряд ли получится похудеть без специальных препаратов. Но осознание и принятие сильно облегчили мою жизнь.

Раньше я от слов «толстый» и «толстушка» вмиг покрывалась красными пятнами стыда и готова была сквозь землю провалиться. Мне внушали эти чувства все: бабушка, тренеры, учителя, даже бывший муж сестры.

Сейчас как относитесь к слову «толстый»?

Прекрасно отношусь. Недавно мой маленький сын сказал мне, что я толстая. Это нормально. Как и то, что небо голубое, а лед холодный. Быть толстым – не значит быть некрасивым и нелюбимым. Я это точно знаю на своем примере.

В агентстве только женщины плюс-сайз?

У меня в агентстве есть Света Уголёк. Сейчас начинаю развивать Маргариту Грачеву как блогера на платформе Яндекс.Дзен. Кто знает, возможно, она согласится посниматься. Света и Рита — ролевые модели для огромной аудитории. Я зову в агентство и продюсирую людей, через которых можно и нужно рассказывать истории, вдохновлять людей, бороться со стереотипами.

У меня есть две Елены, Ходакова и Спиридонова. Обе стали моделями в 45 лет. Обе боролись и победили рак. Обе изменили свою жизнь. Рассказывать их истории через фотосессии и блоги – значит дать понять, что никогда не поздно начать модельную карьеру, борьбу с комплексами и выйти на подиум в белье, например.

Почему у вас нет моделей-мужчин?

Я не раз пыталась открыть мужской департамент. Но мужчины в России не очень любят ухаживать за собой. Как правило те, кто приходил, не очень нравился заказчикам. Да и спроса на мужчин-моделей со стороны брендов я пока не наблюдаю.

Сталкиваются ваши модели с нетерпимостью?

Однажды один мужик начал перепалку с моей моделью на ее странице в соцсети. Дескать, у тебя нет талии, фу такой быть. А сексом заниматься с такой моделью ужасно, потому что у нее жир везде и «там» тоже. Она ему ответила со здоровым сарказмом, без злости. В итоге он так распалился, что умолял ее дать ему свой телефон, мол, хочет «близкого» знакомства.

А поклонников много?

Очень. Постоянно просят прислать фото ню за деньги, преследуют так, что приходится вызывать охрану. Вешают подарки на забор дачи, цветы.

Вас преследуют?

Меня — нет. А с моделью Евгенией Подберезкиной такое происходит чуть ли не каждый день.

Волна бодипозитива не проходит. Как думаете, какое будущее у агентств плюс-сайз?

Специализированные агентства обязательно должны быть. Это запрос рынка. В обычных агентствах всего две-три модели плюс-сайз. Чтобы закрывать запросы клиентов, им как раз выгодно сотрудничать с агентствами узкой направленности.

Как лично вы относитесь к бодипозитивному движению?

Мое личное отношение к бодипозитиву трансформировалось. Раньше я считала, что ничего в себе менять не надо. По-прежнему считаю, что шрамы, растяжки и «апельсиновая корка» – это красиво, это история твоего тела. И хотеть быть красивой в любом теле — это прекрасно.

Но чрезмерный лишний вес — плохо. Если ты любишь свое тело, помоги ему быть здоровым. Важнейший момент: принимать себя нужно любой и никогда не делать что-то из ненависти к себе. Сидеть из ненависти на диетах, ходить в тренажерный зал из ненависти – путь в никуда.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно