Макс Гошко-Даньков: «В цвете мне нравится характер — как и в людях»

  1. Люди
Макс Гошко-Даньков: «В цвете мне нравится характер — как и в людях»
Макс Гошко-Даньков: «В цвете мне нравится характер — как и в людях»

Современные художники бывают разные. В осеннем номере мы собрали сразу несколько. Специально для нас Макс Гошко-Даньков нарисовал секс-раскраску. А заодно рассказал, чем занимался до знакомства с Flacon.

Начало пути

Я рисовал всю жизнь, даже когда у меня параллельно были другие проекты. Мне всегда хотелось провозгласить себя художником, но я не понимал, как начать монетизировать творчество, чтобы жить только за его счет. В Москву переехал в начале нулевых и сначала учился, работал-работал-работал, а потом все произошло очень органично: в 2007 году открыл фотовыставку с коллажами в Барвихе.

Мне понадобилось несколько партнеров, чтобы заплатить аренду, привезти туда работы и экспонировать их. Одним из них стал парфюмерный бренд, который представляет в России компания Puig. После окончания выставки меня позвал к себе их генеральный директор — на «знакомство», которое быстро перетекло в собеседование. Так я стал PR-менеджером.

Но со временем мое арт-нутро начало брать верх. Я участвовал в 1-й и 2-й Московской международной биеннале молодого искусства, и все это было параллельно с другой деятельностью: менеджер, менеджер по продажам, переводчик. Именно этот бэкграунд мне очень помог — без него я бы не стал таким художником. Ну а если бы вообще никогда не решился рисовать, то занялся бы музыкой.

Я совсем не аналитического склада, мой конек — творчество и коммуникация с людьми.

Уже художник

Только в 33 года я начал осознанно заниматься творчеством и говорить: «Я художник». Таким образом я зарабатываю на жизнь — это мой хлеб, притом трудный хлеб. Мое творчество можно назвать органическим, потому что у него нет ни начала, ни конца и никто не знает, что может получиться. Я не теоретик искусства, чтобы объяснить свой стиль, он просто склонен к поп-арту и декоративной живописи.

Так получилось, что моя карьера стартовала с зарубежных брендов. Начали откликаться с Ближнего Востока, а потом подхватила Россия. Лучше всего на мое творчество реагируют в Китае, что удивительно.

Но 80% времени я рисую для себя, друзей и близких — эти работы не продаются. Сейчас хотя бы начал раздавать своим, раньше все себе оставлял.

В начале пути создание одной работы могло занять до восьми недель. Теперь делаю все быстрее, но все равно бешусь, что столько времени уходит.

Сейчас главный проект, которым я живу, — большие арт-объекты-раскраски (стена  наполовину расписана декоративной живописью руками Гошко-Данькова; оставшуюся часть дорисовывают прохожие. — Прим. ред.). Когда мы только начинали на улицах Москвы, в Камергерском переулке, я думал, что будут отзываться в первую очередь дети до 10 лет: у них нет слова «стоп». Но у них и внимание переключается слишком быстро — устают от процесса. Так вот и выяснилось, что сердце нашего проекта — молодые люди, подростки и люди среднего возраста.

У них уже есть какой-то бэкграунд в виде страхов: я (не) умею рисовать, я (не) боюсь цвета и вообще я не креативный и никакой. Но все они начали стремиться к позитиву и эмоциям. А также к тому, чтобы остаться на долю секунды наедине с собой и понять, нравится им это или нет, какие цвета их привлекают. В глобальном смысле на такие вопросы у нас обычно совсем не бывает времени.

Сотрудничество с брендами

Мой первый коммерческий клиент в уже осознанный период творчества — Kiehl’s. В 2016 году мы делали коллаборацию для гендерных праздников с уклоном в «русскость», потому что тогда (да и сейчас) был такой тренд. Я сказал, что смогу так нарисовать только через личный опыт: посетив различные заводы, предприятия, города и села. В итоге путешествие продлилось месяц, мы колесили в 800 километрах от Москвы. Например, в Одоеве познакомились с тем, как творятся местные игрушки.

Когда я вернулся, чувствовал себя убитым — понял, сколько людей работают на чистом энтузиазме и ничего не зарабатывают.

Творческий процесс

У меня нет скетчбуков или предварительных набросков, а еще я не люблю графики и планирование. Все, что, я думал, произойдет со мной, произошло в другом, непредсказуемом формате. Поэтому я точно так же не трачу время на прогнозирование или продумывание на холсте.

Меня даже не просят что-либо нарисовать: работаю без технических заданий. Мой мир очень фантазиен: если вы хотите в нем поучаствовать, обращайтесь, и я буду транслировать именно его.

Хотя когда все только начиналось, было очень сложно что-то согласовывать с клиентом — это кровавый процесс, а я люблю отстаивать свою позицию. Сейчас я поумнее и договариваюсь с партнерами на берегу, чтобы убрать ненужные ожидания, которые могут появиться в процессе. Мой процесс строится органично: хочу — делаю, не хочу — не делаю. Любая эмоция должна быть искренней, даже если она передана на листе бумаги.

Нужен человек, работающий по техническому заданию? Лучше взять дизайнера, а не художника.

Раньше думал, что мне удобнее рисовать дома — мол, будут мешать посторонние звуки. Но я слишком вовлечен в процесс, поэтому на улице меня не напрягают проходящие мимо люди. В прошлом году у меня был стрит-арт-проект в Гонконге, и каждую минуту за мной наблюдало несколько тысяч глаз: я работал в самом центре. После такого сложно бояться публики.

В работах я стараюсь использовать полную гамму цветов, не люблю полутона и пастель. В цвете мне нравится характер — как и в людях. Избегаю только тотального черного, потому что он был пройден за меня уже другими творцами. Тем более его и так достаточно в нашей жизни.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно