«Не говори им, что ты та сумасшедшая»: забавные истории бьюти-редакторов с их первой работы

  1. Люди
«Не говори им, что ты та сумасшедшая»: забавные истории бьюти-редакторов с их первой работы
«Не говори им, что ты та сумасшедшая»: забавные истории бьюти-редакторов с их первой работы

Прежде чем стать важными директорами и главными редакторами, наши бьютики косячили и сводили начальство с ума. Специально для Flacon вспомнили, посмеялись — и пошли дальше писать обзоры на банки.

Дарья Кузнецова,

директор отдела красоты Tatler, @daria_tatler

Мы много лет дружим с Ксенией Соловьевой, сейчас главным редактором Tatler. Однажды, когда она еще была бьюти-редактором журнала, а я работала в Vogue, мы поехали в Париж по приглашению Lancôme. Мы параллельно брали интервью буквально в соседних комнатах: Ксюша — у лица бренда, модели Дарьи Вербовой, я — у парфюмеров.

И вот спустя пять минут после начала наших интервью Ксения влетает ко мне с белым лицом и буквально выхватывает из рук диктофон. Ее гаджет не работает, а cover story просто необходимо сделать. Поняла: ситуация — беда, — и отдала ей свой. Самой пришлось записывать интервью с парфюмерами от руки.

Вообще, у нас с Ксюшей часто что-то происходит. Например, недавно кто-то прислал ей шоколадку в подарок. Мы собрались утром у нее в кабинете, чтобы выпить кофе. Отламываю кусочек и понимаю, что это — что угодно, но не шоколад. Оказалось, пена для ванны, которую я благополучно разжевала. А по упаковке и не скажешь: выглядела абсолютно как шоколадка.

Нино Такаишвили,

бьюти-директор Topbeauty, автор блога @nino_e_coffee

Долгое время работала в проекте Mail.ru «Леди», где писала про звезд и светские новости. Но в какой-то момент мне все это очень надоело, и я решила поискать что-то другое.

Сарафанное радио подсказало: на Cosmo.ru ищут бьюти-редактора. Написала Ире Толкие — тогда она была главредом. Объяснила ей, что опыт написания текстов есть, но я не бьютик, базы контактов нет и с брендами я никогда не общалась. Скинула ей несколько материалов «около бьюти» — что-то там про фитнес, здоровье. Тексты понравились, и Ира позвала меня на собеседование.

Cначала я ей активно рассказывала, какая я классная, что я умею.

Но потом как-то сникла и говорю: «Но я не бьюти-редактор, не писала про банки никогда, и базы нет, напоминаю...» И Ира ответила: «Голова-ручки-ножки есть? Будет и база». 

И взяла меня. А база, кстати, и правда наработалась очень быстро. Так что круто, когда в тебя кто-то верит и просто дает шанс.

Ирина Урнова,

бьюти-редактор Psychologies, @betterskin.ru

На работу бьюти-редактором в Esquire я вышла в самом конце декабря, а первая съемка была чуть ли не в последние праздничные дни, когда все еще отдыхают. Включая, естественно, и представителей марок.

Материал под съемку рассказывал, какие средства можно «тырить» мужчинам и женщинам друг у друга, а в кадре были две полки в ванной — с мужскими средствами и с женскими.

Так как решили снимать в последний момент, не хватало и самих средств, и прочей фактуры. Пришлось срочно выдумывать на месте — я схватила все «красивенькое», что было в ванной: серебристый помазок и опасную бритву мужа, наш стакан для зубных щеток, розовую щеточку для очищения кожи лица и кое-какие банки.

Так и вышел номер с нашими семейными банными причиндалами. А потом еще и выяснилось, что одно из средств — афтершейв — уже сняли с производства. Упс, как говорится.

Анна Федюнина,

руководитель отдела красоты HELLO!, @fedyunins

Когда я пришла работать в HELLO! (случилось это лет пять назад), мы запускали hello.ru и команда сайта была полностью новой. Само собой, охрана издательского дома не могла запомнить всех в лицо (еще и под Новый год, когда один праздник на уме).

Охранники искренне возмущались: что за такая Федюнина, откуда взялась и почему к ней так часто наведываются курьеры.

Первое время, получая пакеты с бьюти-новинками, я себя не выдавала: придумывала про Федюнину какие-то легенды и дурила охране голову. Смеялись с коллегами недолго — обман вскрылся после каникул.

Анастасия Ежова,

бьюти-директор Grazia, @curlingtheworld

Когда я пришла на стажировку в отдел красоты, мне было 17, а из косметических брендов я знала только L’Oréal Paris и Max Factor, потому что их рекламу тогда крутили по телевизору.

Одним из первых моих заданий было обзванивать селебрити: визажистов, стилистов и косметологов — и спрашивать про их любимые бьюти-средства. И вот, разговариваю я с Натальей Власовой, и на вопрос про любимые кисти для макияжа она отвечает что-то невнятное вроде «шуимура».

Переспрашивать, понятное дело, не стала. Стыдно будущему редактору глянца не знать таких вещей.

К сожалению, Google в 2006 году тоже знал куда меньше, чем сейчас, поэтому на преобразование «шуимуры» в Shu Uemura у меня ушло много времени. Зато как я была горда собой!

Людмила Гукасян,

старший редактор отдела красоты Harper’s Bazaar, @ludagukasyan

Мне было всего 18, когда я пришла в Harper’s Bazaar. Так что в редакции я, можно сказать, выросла. Первые два года занималась сайтом. На собеседовании — как сейчас помню — бессовестно соврала Тоне Голубевой, что круто владею фотошопом и битриксом. Уже дома в ужасе начала смотреть видеоуроки. И за ночь даже успела чему-то научиться! Так что меня не запалили.

Что касается моей работы в отделе красоты, то я всегда вспоминаю свою первую командировку в Канны.

Нас пригласили на одну из фестивальных вечеринок, где я виртуозно наступила на ногу Эмили Блант.

Было жутко неловко, дико и смешно одновременно. Будет что рассказать внукам.

Антонина Голубева,

главный редактор Flacon, @tonyagolubeva

Я попала в чарующий мир бьюти в 2006-м, когда меня каким-то чудом взяли на должность ассистента отдела красоты Harper’s Bazaar. Чудом, потому что ни о бьюти, но о журнале, ни о глянце в целом я тогда ничего не знала. И это не фигура речи. Например, не давал уснуть в преддверии первого рабочего дня вопрос: какие провидческие таланты позволяют редакции за три месяца до появления на рынке баночки писать о ней такие подробные тексты?

Ну, доайфоновый мезозой и незамутненный 20-летний разум, сами понимаете.

Выяснить, откуда ноги новости растут, довелось в первое же утро. Окинув меня многозначительным взглядом, редактор отдела Ира Кириенко (сейчас главный редактор приложения «Коммерсантъ-beauty») указала на соседствующий с ее рабочим местом стол, полностью заваленный пакетами и загадочными бумажными папочками. «Отбери актуальное от неактуального», — молвила она и занялась своими делами.

Погружение в мир красоты было стремительным.

Отчаявшись найти в сотнях пресс-релизов опознавательные знаки (хотя бы дату выпуска) и мечтая уже усесться за свой такой манящий ассистентский стол, я сгребла все в кучу и выбросила.

А потом еще некоторое время тряслась от страха в ожидании Ириного вопроса о какой-нибудь из этих драгоценных бумаг. К счастью, удалось быстро разобраться в новостном «феномене», а уже через пару лет печатные пресс-файлы, на радость всем нам, сторонникам Greenpeace, практически канули в Лету.

Владлен Родионов,

бьюти-редактор журнала «Красота & Здоровье», @vladlenrodionov

Как и все подростки, я тоннами скупал журналы о селебах — в основном это был YES! Залпом прочитывал его от корки до корки, но меня всегда особо манил бьюти-раздел. Кажется, я наизусть знал, в каком номере стояла какая банка, и вполне мог писать изложения по бьюти-лонгридам. Правда, из косметики я тогда был в состоянии позволить себе только умывалку Garnier и тональник Bourjois.

В марте 2011-го редакция объявила о конкурсе «Стань редактором YES!», в котором мне посчастливилось выиграть.

Когда я впервые увидел редакторов вживую (уже тогда я знал их в лицо и по именам), единственное, что смог из себя выдавить: «Так необычно вас всех видеть!» На что Юля Прудько мило улыбнулась и ответила: «Нам тоже».

Номер мы сдали, а я мечтал любыми путями попасть в бьюти-журналистику и, конечно же, работать в YES! Выход был один — спамить письмами редакцию. Мне кажется, я настолько замучил своими мольбами главного редактора Иру Ильину (на самом деле нет: она просто была очень добра ко всем), что меня все-таки пригласили на разговор.

По итогу предложили писать колонку о красоте под крылом бьюти-редактора журнала Наташи Бнатовой, с которой мы и провели в тесной рабочей переписке целых два года.

Маленький мальчик пишет про бьюти? Это сейчас таким никого не удивишь. А в то время это был вызов — тем более для такого «правильного» издания.

До сих пор не понимаю, как редакция пошла на это.

Майя Белоглинская,

экс-бьюти-директор Posta-magazine, Women’s Health, OK! Magazine, @whiteclaymaya

Это был 2006–2007 год. Я искала свою первую работу, и моей задачей было попасть в штат печатного издания. На тот момент издательский дом Родионова (журналы «Крестьянка», «Домовой», «Она») открыл вакансию ассистента в отдел красоты.

Откликнулась, рассказала о себе. Я так хотела попасть, что названивала в издательский дом на ресепшен. Мне каждый раз говорили, что ни главреда, ни бьюти-директора, ни замов нет на рабочем месте. Меня это так злило: как так можно работать? И все равно продолжала звонить каждый день.

В итоге я пробилась к главреду, меня взяли. И вот спустя какое-то время мы пошли с девочками с ресепшена обедать.

Одна из них говорит: «Помните ту сумасшедшую, которая звонила по пять раз на дню и обрывала все телефоны?»

Призналась, что это была я. Меня попросили никому об этом не рассказывать, особенно бьюти-директору и заместителям. Оказывается, про меня уже начали ходить байки как про сумасшедшую. Девочки с ресепшена, наверно, запомнили меня на всю жизнь. Моим непосредственным руководителем тогда была Ольга Вылежнина, а главным редактором «Крестьянки» — Алла Виноградова. И все я им рассказала.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно