02 декабря 2021

«В руках бьюти-аферистов гибнут люди»: автор блога «Вся правда о косметологах» рассказала о борьбе

Когда-то Стэлле Арагонской сделали неудачную ринопластику. Годы спустя она создала в соцсетях сообщество пациентов, которые хотели стать красивее, но попали в руки недобросовестных специалистов. Мы узнали у Стэллы, как она вносит косметологов в черный список и как государство защищает пострадавших.

«Псевдокосметологи знают про мой блог, что здесь разрушают их бизнес», — рассказывает создательница проекта «Правда о косметологах» Стэлла Арагонская. Экономист по образованию, четыре года назад она создала аккаунт в Instagram, где разоблачает бьюти-аферистов. C подачи Арагонской СМИ обратили внимание на деятельность скандального коуча Емельяна Брауде — бывшего курьера, который, не имея медицинского образования, обучал женщин авторским инъекционным методикам. Пожалуй, это был самый громкий скандал, связанный с «черной косметологией», публикации о Брауде и его «учениках» появляются в Сети до сих пор.

Сегодня у Стэллы 91,1 тыс. подписчиков в Instagram и почти 8 тыс. в недавно созданном Telegram-канале. Личные истории пациенток, пострадавших от действий косметологов, и фотографии последствий Стэлле присылают со всей России, а она, как настоящий «Ревизорро» от бьюти, идет и проверяет кейсы.

Первый пункт проверки — запрос в учреждения, выдавшие косметологам и врачам сертификаты и дипломы. Очень часто уже на этом этапе выясняется, что специалист — мошенник. К примеру, в ноябре 2021-го Стэлла написала, что довольно известный косметолог Ксения Стратович (Плотникова), которая владеет медицинской клиникой в Новосибирске, выпускает БАДы «для красоты и здоровья» и мелькает в глянце, показывает клиентам поддельный диплом о высшем медицинском образовании. «После разоблачения ее брат, которые имеет отношение к IT, попытался взломать мой аккаунт, писал гадости в директ, — говорит Стэлла. — Я не написала ни слова лжи о Стратович, а констатировала факт: лицо без высшего образования, не являясь врачом, оказывало медицинские услуги. Я предупреждаю людей, чтобы они были бдительны».

В черном списке Стэллы — 10 тыс. специалистов. Читатели ее блога могут «пробить» интересующего их врача, для этого нужно написать ей в директ. Сейчас Арагонская готовится запускать мобильное приложение: там пользователи смогут самостоятельно получать информацию. Также Стэлла выступает с докладами на косметологических конференциях: в 2021 году, например, была спикером Конгресса по нежелательным явлениям в эстетической косметологии, а также на международном конгрессе «Мультидисциплинарная эстетическая медицина Science, Practice, Beauty».

Мы поговорили со Стэллой о ее расследованиях, новом приложении и проблемах отрасли.

Как родился ваш проект «Правда о косметологах»? С чего все началось?

В 14 лет мне сделали неудачную ринопластику. Хирург удалил не те хрящи, а мне говорил, что неудачный результат — это реакция моего организма. Тогда я не могла предположить, что всему виной его действия. Он переделывал мне нос еще четыре раза, все это длилось шесть лет. Когда мне исполнилось 20 лет, я нашла нового хирурга, который все исправил за один раз. Из-за случившегося я понимаю, что чувствуют женщины, попавшие в такие же неприятные ситуации.

Был еще один случай, когда я столкнулась с работой недобросовестных специалистов. Моя подруга неудачно сделала себе губы. Филлеры пришлось выводить, и ее в состоянии отека Квинке просто выставили на улицу. Так в марте 2017 года и возник блог «Правда о косметологах», где женщины могли бы поделиться своими жалобами и найти информацию о таких специалистах.

Сейчас я планирую получать второе высшее образование в юриспруденции, мое первое высшее — экономист. Еще когда я работала по специальности в органах судебной и исполнительной власти, мне всегда было важно держать в порядке тот участок работы, который находился в моем ведении. Я всегда боролась с какой-либо несправедливостью и нарушениями законов.

Как вы собираете информацию про мошенников?

Из данных, которые попадают в СМИ, и личных историй пострадавших. Все жалобы, которые я получаю в Instagram, я рассматриваю только при наличии доказательств: скриншотов переписки, справок, фото или видео. Если есть сомнения в достоверности, то я могу запросить информацию у второй стороны конфликта. Было много попыток использовать мой блог с целью вымогательства, такие вещи я не пропускаю.

Какие самые частые жалобы на недобросовестную работу к вам поступают?

Кривые губы, выполненные несертифицированными филлерами. Воспаления и травмы при постановке нитей. Фиброзы и ишемии из-за ботулотоксинов в неверных дозировках, последствия уколов «Дипроспана» в нос — ямки и искривления.

Как разоблаченные «косметологи» реагируют на публикации в вашем блоге?

Как правило, начинаются проплаченные атаки ботов. Проблема в том, что Instagram не защищает такие аккаунты, как мой. Алгоритмы считают, что любые упоминания хирургии нужно кидать в теневой бан. Если я рассказываю о травмирующих техниках, которые применил какой-то косметолог, и ставлю фото или видео — хейтеры отправляют жалобы, и система удаляет публикации. А сами косметологи в своих профилях не публикуют «мясо», они постят красивые отфотошопленные фото, причем чаще всего это вообще не их работа. Я считаю, что политика Instagram не защищает интересы женщин. Инструменты платформы никак не защищают от аферистов, фотошопа и непонятной рекламы.

Поэтому сейчас в Instagram я выкладываю более нейтральные вещи, а основные разоблачения публикую в Telegram-канале.

Какие случаи, связанные с работой мошенников, были самыми жуткими в вашей практике?

Смерть пациенток. За последние три года мне стало известно о четырех смертях — это только то, что просочилось в информационное пространство. Здоровая женщина с планами на жизнь хочет стать красивее, обращается за услугами и умирает. Почему? Потому что, манипулируя вниманием пациентов и подменяя понятия, недобросовестные люди создают угрозу для жизни других.

Например, липосакция — хирургическая операция, по протоколу должна проводиться в операционной, в стерильных условиях. Во время операции должны присутствовать реаниматолог и анестезиолог, который контролирует состояние пациента и подбирает дозу анестезии.

А так называемые специалисты продают женщинам липосакцию под видом косметической процедуры — и проводят ее в обычном кабинете, без оборудования, анестезиолога.

В этому году женщина умерла во время липосакции у Мадины Байрамуковой. Байрамукова — врач и генеральный директор клиники, где проводилась операция. У нее есть диплом, но клиника работала без хирургической лицензии, в штате не было анестезиолога, который обязан присутствовать при липосакции. Байрамукова все делала сама, что привело к гибели пациентки.

Сейчас Мадина на свободе, продолжает работать. Она заплатила семье погибшей пациентки 2,5 млн руб. в качестве моральной и материальной компенсации. Дело прекратили, но недавно журналистам стало известно, что его оспорил гособвинитель. Если дело Байрамуковой вернут в суд, то ей грозит лишение свободы.

Почему даже после огласки у таких людей все равно есть клиенты?

Как правило, у женщин нет опыта качественного медицинского лечения. Они ведутся на красивые отфотошопленные картинки в соцсетях, на доступные цены и акции. Многие считают, что экономить на себе — неплохая идея.

Во время локдауна 2020 года рынок нелегальных инъекций вырос в два раза. Клиники закрыли, и психологический барьер тех, кто до пандемии не ходил к «надомникам», был преодолен.

Возможность экономии побуждает их продолжать колоть нелегальные препараты. Мало кто задумывается, что это может привести к последствиям, которые потребуют выведения гелей-наполнителей. В закупке такие гели стоят 1000–1500 руб., а какой у них состав, вообще неизвестно. Их ставят по всей Москве.

Откуда к нам попадают эти филлеры?

По предварительной оценке фармкомпании «Аллерган СНГ», нелегальные филлеры составляют 30% от общего рынка инъекций. В действительности эта цифра выше, поэтому возникает вопрос к таможенным службам. Каким волшебным образом цистерны филлеров попадают в страну, если их нельзя применять как медизделия? Возможно, их ввозят как лосьон для лица или соус к суши?

Другой вопрос к Федеральной антимонопольной службе. Я направляла им жалобу на рекламу нелегальных препаратов в соцсетях, но получила ответ: «Это не рекламная публикация». За счет соцсетей продвигаются и сами псевдокосметологи, но антимонопольная служба отрицает наличие рекламы на платформах.

Что государство делает для того, чтобы навести порядок в этом поле?

Нужно контролировать и ввоз препаратов, и рекламу, и деятельность косметологов-мошенников, но государство не создает безопасные условия. Видимо, причина в том, что женщины добровольно обращаются за этими услугами.

Сотрудники правоохранительных органов не видят проблемы, потому что женщины, пострадавшие от рук «специалистов», редко обращаются в полицию. Они боятся, что их выставят дурами. Есть и другая сторона проблемы. Обращаясь в органы, пострадавшие сталкиваются с тем, что их заявления рассматривают несколько месяцев, а потом они получают отказ в возбуждении дела.

Но я все равно настаиваю, чтобы потерпевшие обращались в полицию. МВД увидит статистику обращений по данной категории потенциальных преступлений и изменит подход.

Я постоянно поддерживаю связь с подписчиками, даю рекомендации с правовой точки зрения. Вместе мы сможем набрать необходимый информационный вес, чтобы изменить ситуацию.

Сейчас косметологи, работающие без лицензии, всего лишь получают штраф в размере 2,5 тыс. руб. Это административный штраф, а должна быть уголовная статья за причинение вреда здоровью. Следственный комитет уже предлагал внести правки в статью. Речь шла о повышении штрафа и введении уголовной ответственности, которая предполагает до шести лет лишения свободы. Как президент общественной организации «Медицина красоты», я готова помочь с разработкой поправок. Надеюсь, что их наконец-то внесут, и все эти люди задумаются, стоит ли заниматься таким рискованным бизнесом или нет. Сейчас они чувствуют безнаказанность.

Как будет работать ваше приложение?

Благодаря моему приложению женщины смогут самостоятельно проверять хирургов и косметологов перед посещением. Там будут действовать принципы, которых я изначально придерживалась в своем блоге: бесплатная информация для клиентов и объективность оценки. У меня около десяти критериев проверки специалистов: я проверяю не только подлинность дипломов и сертификатов, но и всю их публичную деятельность, публикации. Кстати, кроме черного списка, у меня есть также список проверенных специалистов, чья квалификация не вызывает сомнений.

Будете как-то монетизировать приложение и блог?

В моем блоге возможны коммерческие публикации — но я всегда лично тестирую товары или услуги и пишу честный личный отзыв. Невозможно, чтобы мне кто-то из этой «секты» фальшивых косметологов заплатил деньги и я бы начала их нахваливать.

Комментарии
Вам будет интересно