Медиум: интервью с Эрнестом Бо

5 мин
Медиум: интервью с Эрнестом Бо
Медиум: интервью с Эрнестом Бо

С помощью секретного медиума Flacon поговорил с Эрнестом Бо — потомственным парфюмером Российской империи и автором знаменитой шанелевской «пятерки», открывшим миру альдегиды.

Медиум: Эрнест Эдуардович, безумно рада, что мы встретились, несмотря на мороз. За окном минус двадцать по Цельсию и, кстати, конец 2018 года.

Эрнест Бо: Вы хотели сказать 1918-го? В таком случае сейчас я должен быть на службе, но почему-то сижу здесь, перед вами.

Нет-нет. Те войны (Первая мировая и Гражданская (1914–1922). — Прим. ред.) давно окончены, ваши подвиги в качестве командующего на фронтах не забыты. Но чаще на слуху все же духи Chanel № 5. Хотя… простите мое невежество. Может быть, вы сперва хотите задать вопрос мне?

Что это за картофельный мешок вы на себя напялили, позвольте поинтересоваться? Вы отобрали его у уличного бродяги?

Это парка. Боюсь вас разочаровать, но в 2018-м так ходят все. Даже богатые.

Пардон, забыл. А как поживают мои «номер пять»? Женщины их еще носят? Стойте! Не отвечайте! Я, кажется, чувствую их аромат в воздухе. Но запах такой слабый, будто духи смешались с кольдкремом. Разве можно так издеваться над парфюмерией?

Не угадали, это № 5 L’eau, новая версия «пятерки», которую выпустили пару лет назад для моих 25-летних ровесников. Ваше творение им казалось душноватым.

У «пятерки» появился преемник?! Да вы, должно быть, бредите! Не поверю, пока не увижу флакон.

Пожалуйста. (Передает флакон.)

(Крутит в руках.) Янтарный цвет жидкости превратился в слабый желтоватый, название слишком длинное... Это точно не подделка? В мое время № 5 подделывали в каждом третьем парижском подвале.

Абсолютно точно нет. Скажите, как вам аромат?

Спрашиваете? Его как будто растворили в стакане с газировкой. Но не стану отрицать, звучит достойно. Думаю, поступи такой чудной заказ мне, я бы и сам мыслил в таком направлении. А кто, собственно, творец?

Оливье Польж, наследник Жака Польжа, великого парфюмера и хранителя столетней формулы духов № 5. Вашей.

Когда вы так говорите, я, право, чувствую себя стариком. Но, выходит, никудышный из Жака хранитель, раз не уберег вверенные ему духи от собственного сына.

Вы неверно меня поняли. Классический аромат на месте — месье Польж просто выпустил альтернативный вариант, более понятный молодежи, так сказать.

Что ж, до Chanel № 5 действительно нужно дорасти. Кстати, хотите знать, откуда взялось название? Как сейчас помню, я сделал несколько композиций по заказу Мадемуазель и обозначил флаконы цифрами, чтобы названия не отвлекали ее от запахов. Пятый номер понравился Коко больше всех, и пятерку — ее счастливое число — было решено оставить на флаконе.

Это как раз известная история. Зато мало кто знает о том, что вы идеально говорите по-русски, например.

Дорогая, скажите лучше, почему для вас это сюрприз? Несмотря на французское происхождение, я родился и рос в самом сердце Москвы, в доме Ведерниковой (ныне Сущевский Вал). Моя карьера началась в России.

Вы стали парфюмером, чтобы продолжить семейное дело?

Мой отец Эдуард Бо работал парфюмером на московской фабрике Альфонса Ралле «Ралле и Ко», поставлявшей духи царской семье. Стало быть, да, я определился с профессией еще до своего рождения.

Разве обостренное обоняние передается по наследству?

Разумеется, нет, но мне повезло. А вот мой старший брат Эдуард этой участи избежал, потому устроился распорядителем в «Ралле и Ко» и, надо сказать, сыграл важную роль в ее финансовом процветании. И я бы последовал его примеру, достанься мне менее чувствительный нос.

С чего вы начинали?

С отдела мыльного производства на фабрике Ралле. Туда меня семнадцатилетнего пристроил брат. Спустя два года, в 1900-м, я был призван во французскую армию. По возвращении в Москву вернулся в «Ралле» и попал к своему главному учителю маэстро Лемерсье. Под его чутким руководством я смог успешно освоить все детали производства ароматов и…

…Однажды заменили его собой.

Это произошло после пяти лет упорного труда. Еще спустя столько же я создал свой первый успешный аромат Bouquet de Napoleon. Оказывается, пять — и мое счастливое число.

Вы одним из первых начали использовать альдегиды в изготовлении духов. Легко ли было переходить с царского вереска на более дешевое сырье?

Не все альдегиды стоили дешево. К тому же в отличие от других парфюмеров, которые пытались с помощью химических соединений воссоздать натуральные запахи, я делал ставку как раз на искусственность. Этой легкой искусственности вперемешку с натуральностью хотела мадемуазель Шанель, и мне, как видите, удалось ее удивить. Возможно, без альдегидов «пятерка» не наделала бы столько шума.

Напоследок задам вопрос, который не дает покоя нашим современникам. Вас с мадемуазель Шанель связывали исключительно рабочие отношения?

Оставьте, дорогая, эти глупости.

комментарии
Будьте первыми в обсуждении
    ваш комментарий
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно