Какие скандалы случились в российской бьюти-индустрии в 2020-м

  1. Новости
Какие скандалы случились в российской бьюти-индустрии в 2020-м
Какие скандалы случились в российской бьюти-индустрии в 2020-м

На Западе все стабильно: Джеффри Стар вляпался, Тати Уэстбрук плачет, Кайли Дженнер хоть и не миллиардерша, но кучу денег имеет, а селебы выпускают косметику. А что у нас?

Кому-то не понравилось лицо Геворга

А зря. Бьюти-инфлюенсер Геворг сделал коллаб с брендом Beauty Bomb и снялся в рекламной кампании, изображения которой использовались для оформления стеллажей в супермаркетах «Магнит Косметик». Вот только лицо самого Геворга в магазинах прикрывали. Видимо, тот, кто делает косметику, не может ее показывать на себе, а то людей распугает. Л — логика.

Емельян Брауде vs Катя Конасова

Сначала представим: Емельян Брауде — бывший курьер косметической компании, который решил, что сам может быть отличным косметологом, а еще учить профессии других людей. Без медицинского образования с одной и второй стороны. Что имеет: тысячи последовательниц-недокосметологов и столько же рискующих здоровьем клиентов. Минимум один погиб. Кто знает, что именно вводят горе-косметологи, да и процедуры они спокойно проводят хоть в машине, хоть на фуд-корте.

Катя Конасова — блогер-разоблачитель. Что имеет: миллион подписчиков на ютьюбе, несколько громких скандалов за плечами и, конечно, расследование про Емельяна Брауде, выпущенное еще в 2019 году. Суперсила — стальные яйца, зачеркнуто, нервы. Хотя бы потому что вызвала Емельяна на живое интервью.

Что в итоге? У видео больше миллиона просмотров, десятки тысяч комментариев (согласитесь, сильно — Дудь про бьюти не снимает) о том, что Брауде — манипулятор, психопат и обвел Катю вокруг пальца ради пиара и спасения собственной репутации.

Читайте наши отдельные интервью с обеими сторонами: Катя Конасова, Емельян Брауде. На чьей стороне мы, думаем, объяснять не придется.

Кажется, нас послали

На «черную пятницу» клиентам студии массажа «Ляг спиной» пришла рассылка, где «ссылочку» иллюстрировал набор символов, который обычно используют для обозначения фаллического символа. Короче, члена. Подобная акция смутила некоторых постояльцев и подписчиков, о чем они же сообщили в сторис и комментариях под постами. В ответ владелец пароля от инстаграм-аккаунта студии то ли шутил, то ли злорадствовал.

Сами «Ляг спиной» на хейт обиделись: набор символов — не пенис, а если пенис, то в поддержку Дзюбы, и вообще это шутка, а мы живем в мире двойных стандартов, где условному Моргенштерну можно, бизнесу — нет. Подробнее их позицию читайте тут.

Наше мнение простое: дикпики только по консенсусу. А если серьезно, то массаж — интимная процедура, на которой обнаженный клиент находится в более уязвимом положении, и нарушения профессиональной этики тоже случаются. Увы.

Мой марбелладный

Говорят же, не веди бизнеса с близкими людьми. В доказательство приведем разлад бывших совладельцев бренда Marble Lab и одновременно возлюбленных — Анастасии Мироновой и Патрика Зилли.

В мае Миронова опубликовала сторис, что финита ля комедия — выхожу из Marble Lab, с Патриком, ужасным человеком, ничего общего иметь не хочу. После удалила страницу бренда под предлогом, что это изначально был ее личный профиль, на базе которого выросла ее практически именная марка. Ситуация серьезная: бренду с основным источником продаж в инстаграме оказаться без инстаграма — смерть.

Патрик говорил, что готов выйти из проекта, если Анастасия купит его долю за 40–50 млн рублей при стоимости проекта 80 млн (цифры менялись, о чем говорила сама участница конфликта, причем, по ее словам, проект столько не стоит), или же она выходит из бизнеса, но никому об этом не говорит и подписывает рекламный контракт на три года. И на момент интервью Анастасии с Надеждой Стрелец в начале октября конфликт так и не решился.

Мы запросили комментарии у обеих сторон, но на момент выхода материала их не получили.

Апельсиновый рай

Точнее — «апельсиновой корки». В конце июня у коллег на The Blueprint вышел текст журналистки Ирины Урновой «Как бороться с целлюлитом (если он вам не нравится)».

Вокруг него летним жарким, но не из-за температуры, а накала страстей в мире (коронавирус, голосование в Конституцию, BLM, дело Юлии Цветковой и т.д.), вечером разразился небольшой, да, простите, срач. Началось все с поста в телеграме журналистки и экс-редакторки Flacon Magazine «Мне не насрать на мое лицо» Роксаны Киселевой, в котором она обратила внимание на некоторые фактические ошибки, а еще на уместность использования слова «борьба» в связке с целлюлитом. Потому что «бороться» нужно не с особенностями тела, а с системой и общественными проблемами. Посты разлетелись по телеграм-каналам, хуже — утекли в фейсбук, где аудиторию хлебом не корми — дай мнение в комментариях высказать.

Ответ автор текста и тоже наша коллега по цеху Ирина Урнова опубликовала в своем канале «Ну и кожа!». Объяснила путаницу в понятиях (целлюлит, липодистрофия, гиноидная липодистрофия), внесла соответствующие правки и дисклеймер в оригинальный текст (и даже поблагодарила оппонентку). И защитила слово «борьба» в этом контексте — для тех, кто действительно хочет улучшить ситуацию, процесс может оказаться ресурсозатратным и малоприятным. Чем не борьба?

Кажется, Ирина и Роксана желают для женщин лучшего, правда говорят немного на разных языках, что стало пищей для размышления: а как все-таки правильно?

Почти аргументы и факты

Вот уже второй год в составах рекламируемых блогерами сывороток находят запрещенные компоненты. И мы даже не про коноплю. В прошлом это был Fem Fatal’, в котором вдруг оказался антибиотик тетрациклин. Позже выяснилось, что марка производится непонятно как, и вопросов, кажется, больше, чем ответов. Спасибо, опять же, за расследование Кате Конасовой.

В этом — в составе двух продуктов Fact. (сейчас Art & Fact) обнаружили лекарственное средство димексид. Он разрешен в косметологии, но не в косметике. Главное отличие от предыдущего кейса — ингредиент прописан на упаковке, поэтому его легко заметила химик и автор канала ChemCream Ася Зубкова. Бренд быстро отреагировал открытым письмом на сайте. Вы, наверное, подумали, что они обвинили разоблачителей в клевете и начали кидать угрозы? Нет, признали ошибку и объяснили, что это за компонент. Хоть и считают, что в минимальной дозе димексид безопасен, сняли средства с продажи и обещали обменять уже купленные сыворотки на новые и без «запрещенки».

Автор канала ChemCream ответила на главный вопрос: а как так получилось-то? Если коротко, основатели — заказчики и не всегда разбираются в составах, когда это касается эмульгаторов, загустителей и консервантов. За это отвечают технологи на производстве. А так долго никто не замечал ошибки, потому что на обороте димексид был представлен как dimexidum, а не привычный dimethyl sulfoxide. Но все равно стыдно.

Настоящая Сибирь

В конце июля стало известно, что «Бабушка Агафья» и другие бренды Natura Siberica арестованы по иску на 4,5 млрд рублей от предприятия ООО «Эн+ Рециклинг». Предполагаемая причина — пожар в помещении завода «Эн+ Рециклинг», входящего в холдинг Олега Дерипаски.

Следом после новости на The Bell на сайте Natura Siberica появилось открытое письмо. В письме компания потребовала справедливого судебного разбирательства, обратила внимание на то, что пожар произошел не по их вине, и считает, что ситуация направлена на устранение крупного производителя отечественной косметики.

18 декабря появилась информация, что Андрей Трубников перерегистрировал «Рецепты бабушки Агафьи», Natura Siberica и Organic Kitchen на свою эстонскую компанию OU Good Design. Бизнесмен рассказал РБК, что так «некоторым будет потруднее мешать нам решать задачу создания российского бренда».

Оксана Дженнер

Точнее так: Оксана Самойлова выпустила косметику Sammy Beauty, которая очень напоминает марку Кайли Дженнер Kylie Skin. Не только внешне — перед запуском Оксана показала сайт с рекламными имиджами бренда, которым она вдохновлялась. Возможно, случайно. Ну ладно.

Далее Катя Конасова предположила, что Sammy Beauty — то же самое, что и бренд Mixit. С одной стороны, в документах брендов фигурируют одни и те же имена, производство одинаковое, с другой — составы средств похожи практически один в один. Разница оказалась в цене. За почти аналогичные продукты Mixit просит 1250 руб., а Sammy Beauty — 2100 руб. Возможную разницу в цене объяснила Наталья Шик, основательница бренда Shik: упаковка Sammy Beauty сделана из дорогих материалов, в некоторых случаях даже покруче, чем у люкса.

Во всяком случае, хоть Оксана Самойлова наделала шума, но многие бьютики скептично относятся к Sammy Beauty. А вы?

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно