Когда детки? Как правильно отвечать на некорректные вопросы родственников

  1. Люди
Когда детки? Как правильно отвечать на некорректные вопросы родственников
Когда детки? Как правильно отвечать на некорректные вопросы родственников

Новый год — хороший праздник: семьи собираются за одним столом, вспоминают смешные истории и раздражают друг друга бестактными вопросами. Как не убить двоюродную тетю в перерыве между супом и вторым, объясняет психолог, гештальт-терапевт Евгений Яковлев.

Важно понимать, что чаще всего родственники такими вопросами нарушают личные границы не со зла. Троллинг, конечно, не исключается, но в 99% спрашивающему и в голову не приходит, что он делает что-то оскорбительное.

У многих людей на постсоветском пространстве вообще в карте мира нет такого понятия, как личные границы, и уж особенно границ нет между «своими», «не чужими» людьми. Неназванного не существует. Если для меня нет личных границ как категории, я не буду их замечать и уважать. Я буду заходить без стука, перекладывать или брать без разрешения вещи, давать советы, о которых прямо не просят. И, не спрашивая разрешения, задавать очень личные вопросы.

Сами личные границы — очень подвижны. Они живые, динамичные. На самом деле вопросы «когда дети» или «когда замуж» не безусловно неуместны.

Даже вопрос про особенности месячных может быть приемлем. Когда полузнакомые люди спрашивали меня, собираемся ли мы с женой за пятым ребенком, я с удовольствием рассказывал, как мы это обсуждали, но пришли к решению, что нет, достаточно. Лично мне тема приятна, у меня с ней не связано никакого напряжения. И тогда мне и в голову могло бы не прийти, что для кого-то обсуждать эту тему некомфортно.

Часть зрелости — понимать, что другой — это другой.

И что поэтому нельзя относиться к другим людям как к себе: ты ведь общаешься не со своими клонами! Но ваш родственник, задавая такие вопросы, может буквально «мерять по себе». Ему ведь было бы ответить нормально. Поэтому не стоит реагировать на него как на врага или хама.

Вариант 1 

Первое предположение, из которого мы исходим, — что перед нами хороший человек, который просто не знает, что у нас тут проходит личная граница. Типичная почва для обид и недоразумений, когда мы полагаем, что «как же ж иначе ж», человек «сам должен понимать». Нет, это так не работает. С границами вообще всегда такая история: пока не сказать словами через рот, люди про них не знают. Так что самое простое — так и сказать:

— N, я не хочу об этом говорить.

Важна интонация. Говорить нужно без агрессии, ведь мы уже обсудили, что человек чаще всего спрашивает не со зла. И не оправдываясь, без извиняющейся интонации. Вы просто сообщаете. На фронт танкистом вы прямо сейчас не пойдете. На тему заданного вопроса говорить не будете. Спокойное твердое «нет».

Забавно, что в нас могут сидеть детские установки, что «на вопрос невежливо не ответить». Особенно если его вежливо задают. Но нет, мы не обязаны отвечать на все вопросы. Мы можем выбирать. А еще достаточно просто отказаться отвечать, без объяснений, почему именно мы отказываем в ответе. И тут мы можем обнаружить в себе еще одно детское убеждение. Что «нельзя просто так отказать, если тебя о чем-то нормальный человек вежливо просит». Мол, нехорошо так, а чтобы отказать, должна быть какая-то уважительная причина.

Итак, проверяем установки и меняем их при необходимости на взрослые:

  1. Я имею право не отвечать на вопросы.
  2. Я имею право не оправдываться и не извиняться за свои действия.

Поэтому если после твердого «нет» вас продолжают расспрашивать, да еще и пытаются выяснять, почему это вы не хотите обсуждать эту тему, — самое время прибегнуть к приему «Заигранная пластинка». Снова и снова, сколько потребуется, с глубоким знанием о своем праве сказать и не объяснять, повторять одну и ту же фразу. Без изменений.

На фронт танкистом я прямо сейчас не пойду. Ну правда же, что тут объяснять. Вот с тем же внутренним состоянием, спокойно и твердо, сколько потребуется, на любые попытки развить с вами заданную тему:

— N, я не хочу об этом говорить.

Вариант 2

Если вы относитесь к спрашивающему совсем уж трепетно и хотите позаботиться о нем/ней и ваших отношениях, то можно ответить более развернуто. Алгоритм такой: объяснение в любви — ваше решение (отказ) — перевод темы встречным вопросом к собеседнику. Сразу уточню: первый и последний пункт совершенно не обязательны, просто отказ — это уже достаточно.

— N, поймите правильно. Я вас люблю (или вас уважаю, или к вам очень хорошо отношусь), но этот вопрос не хочу обсуждать. А как ваши дела?

Так, вначале мы трижды погладили собеседника по головушке: двойное выражение уважения к личности собеседника («поймите правильно» — забота о нем, «вас люблю» — ясное уважение), обращение по имени (или имени-отчеству) — тоже скрытый комплимент. Затем дали прямое Я-сообщение: изложили решение кратко, без смущения и колебаний. Земля круглая, вода мокрая, трава зеленая, этот вопрос я не хочу обсуждать.

В этот момент у вас должна быть интонация, будто вы задаете какой-то безобидный формальный вопрос. Представьте, что в гостях спрашиваете хозяйку: «У вас можно помыть руки?» Вы же не сомневаетесь, можно или нельзя, а задаете формальный вопрос, чтобы соблюсти правила приличия. Интонация формального вопроса, когда вы не сомневаетесь, что ответ собеседника на ваше предложение, конечно, будет положительным, — именно та, с которой нужно отказывать. Уверенность обладает легким гипнотическим действием.

В конце при помощи встречного вопроса мы переносим фокус внимания собеседника. Пусть он(а) думает не о том, как это мы посмели не дать содержательного ответа, а о том, что ответить про собственные дела. Вообще, задавание вопросов — способ перехвата и удержания инициативы. Пользуемся!

Вариант 3

Несколько более конфликтный вариант: отказ отвечать и тут же заботливый вопрос, не обиделся ли собеседник.

— N, я на эту тему отвечать не буду. Вы не обиделись? Все в порядке?

Почему этот вариант несколько более конфликтный? Потому что, по сути, это пристройка сверху. Неявно считается, что обижаются обычно дети, обижаются слабые, обижаются уязвимые и неразумные.

На самом деле это не так: обида так же, как и стыд, вина, тревога, злость, отчаяние, — универсальное человеческое переживание. Но факт остается фактом: если вы спрашиваете человека, не обиделся ли он на ваши слова, вы в этот момент немного в иерархической позиции «сверху». Кстати, еще и потому, что вообще задаете вопрос. Статус того, кто спрашивает, обычно выше того, кто ему отвечает. Реально гораздо чаще в школе и вузе спрашивают учителя учеников, чем наоборот.

Поэтому вновь важна интонация. Когда вы спрашиваете: «Вы не обиделись? Все в порядке?», то содержательно и по структуре фразы вы занимаете позицию «выше» собеседника, становитесь «главнее его», и это считывается как «наезд». Поэтому в интонации должны быть ясное уважение и искренняя теплота. Тогда человек чувствует, что происходит что-то не то, но сформулировать, что не так, он не может. С большой вероятностью это может вызвать желание не развивать тему, проскочить происходящее.

Вариант 4

Вариант с еще большей степенью резкости. Подойдет в том случае, если вы уже сказали, что не хотите говорить на эту тему, а человек продолжает настаивать. Вы совершенно не обязаны быть заинькой и лапушкой. Иногда можно показать зубы. Это бывает чудесно эффективно, если вообще-то вы всегда вежливы и корректны, и тут вдруг — высверк, оскал.

Сама суть постановки личных границ подразумевает, что есть что-то, из-за чего вы можете разорвать общение. Совсем. Что есть черта, на которой вы не станете с человеком сохранять отношения. Без такой готовности границы могут всерьез не воспринимать. Фраза, которую я тут предлагаю, остается вежливой, но она очень прямая и резкая. После нее следующий шаг — действительно разрыв.

— Как Вам сказать, чтобы Вы поняли, что я не хочу об этом с Вами сейчас говорить?

Я пишу «Вы» с большой буквы, потому что имею в виду именно то «Вы», в котором звучит подчеркнутое уважение к личности, даже если само обращение смыслу резкое. Именно как «Вы» (а не «вы») это и произносится.

Вариант 5

На арену выходит клоун-полемист — агрессия и немного юмора — и без особых объяснений в любви задает собеседнику встречные, явно бесцеремонные вопросы о нем.

— N, да что мы все обо мне! Давайте про вас! Какие у вас перспективы карьерного роста? Кем и за какую зарплату думаете работать через пять лет? А что для этого делаете прямо сейчас?

Тактика «тем же по тому»: легкое хамство в ответ на легкое хамство. Мне категорически не нравится пропагандист Киселев. Я считаю омерзительным то, чем он занимается, но его ответ в интервью Юрию Дудю как раз иллюстрация такого явно бесцеремонного встречного вопроса.

На вопрос, сколько составляет размер его пенсии, телеведущий ответил:

— Вы сейчас можете спустить штаны и показать свой маленький член, о котором вы как-то рассказывали в вашей передаче?

— Я не вижу повода этого делать.

— Видите, у вас есть свои ограничения. Моя мама меня учила, что говорить о деньгах не очень прилично. Просто джентльмены о деньгах не говорят. О деньгах не говорили ни в царской России, ни в советские времена, ни сейчас в приличном обществе на Западе.

Единственная ситуация, когда такое мне кажется уместным в личной беседе, когда вы обоснованно предполагаете, что вас намеренно троллят, подкалывают, пытаются поднять свой статус в собственных глазах и глазах окружающих за ваш счет.

В заключение повторю, что куда бережнее и уважительнее мне кажется тот ответ, который я рекомендовал самым первым:

— N, я не хочу об этом говорить.

Прямое, спокойное, твердое «Стоп!». Чаще всего этого действительно достаточно. А если нет — у вас теперь есть целый маленький арсенал.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Подробнее Когда детки? Как правильно отвечать на некорректные вопросы родственников
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно