Новая маскулинность. Манифест

  1. Люди
Новая маскулинность. Манифест
Новая маскулинность. Манифест

Журналист, основатель проекта «Мужчина, вы куда?», один из пионеров изучения новых потребностей мужчин и человек, который спокойно может позаимствовать кейп из гардероба супруги, — Григорий Туманов написал для нас колонку-манифест. О том, как мужчин кинули в пучину новой повестки, а разобраться, что к чему, не дали.

Я честно пытался избегать в этой колонке местоимения «я», честно пытался уйти от субъективности и от рассуждений, которые со стороны могут показаться похожими на «у меня такая же нога, и у меня вот не болит». Я честно пытался сформулировать, почему и как эволюционировала женская повестка благодаря грамотным медиа, отважным активисткам и здравым идеям. Я даже пробовал сформулировать основные тенденции в переменах, которые сейчас происходят с мужчинами в мире. Но потом понял: к черту. Лучше я напишу личный манифест, а там у кого отзовется — у того отзовется.

Здесь и далее: одежда — винтаж; украшения, Mineral Weather

В разное время общество диктовало нам разные модели успешного мужчины. Физическая сила, достаток, успех у женщин, уверенность, надежность, свой бизнес, машина, белый конь, любовь к детям, принятие детей от других браков, пресс, отсутствие пресса, длинные волосы, короткие волосы и многое другое. Ко всем этим ориентирам отношение разное, но они хотя бы говорили нам даже не как нужно, а как можно. Сегодняшний слом прежних мужских ценностей (тут стоит оговориться, что в зоне поражения — совсем небольшая часть России, а также Европа и Запад) строится на отрицании. Мы знаем, как не надо, окей. Но как можно?

Особенно если ты не живешь, как авторы манифеста Gucci или Билли Портер, в 2156 году, а все еще передвигаешься на автобусе по Перми и платишь ипотеку.

Термин «токсичная маскулинность» применяется ко всему без разбора. Даже люди, прежде в ней не замеченные, рефлекторно чувствуют себя в чем-то виноватыми. Нет, я не говорю, что страшный феминизм лишил мужчину последнего и все его кругом обижают. Я о том, что отрицание и осуждение — не лучший фундамент для строительства новых ценностей и рождения новой мужской идентичности. Пока по России, если воспринимать все тезисы о новой маскулинности и прежние установки, передвигаются мужики Шредингера. Иные из нас уже не там, где «не служил — не мужик», но все еще не дошли до самопринятия уровня Эзры Миллера.

Есть подозрение, что с мужчинами в России будто бы заговорили о чем-то новом с середины. Даже почти с конца. Ты еще не совсем разобрался, как через годы молчания начать говорить, что бы ты хотел попробовать в сексе с женой, или принять, что критерий успешности не всегда лежит только в финансовой плоскости, но уже нужно жить в гармонии со своими эмоциями. Да, я знаю, что имею право носить юбку и быть хрупким, я знаю, что никому ничего не должен, но давайте разберемся в базовых вещах.

Что сегодня остается от меня как от мужчины? Что делает меня им? Мы уже поняли, что это не гениталии и не размер банковского счета, не количество женщин и даже не решительность и спокойствие, нет. Я долго искал это базовое качество, на которое мог опираться вчера, на которое опираюсь сегодня и на которое буду опираться завтра. И я понял, что это. Это смелость.

Будучи совсем маленьким мужчиной, я, безусловно, считал, что это качество работает так же, как у моего любимого Айвенго, книжку про которого везде таскал с собой. Это то чувство, которое позволяет тебе впервые дать сдачи, отправиться на исследование соседнего двора. Потом благодаря ему же ты впервые признаешься девочке в любви, одеваешься так, что тебя могут поколотить в твоем спальном районе, дерзишь преподавателю, приходишь позже обещанного и слушаешь крики родителей. Проходишь свое первое собеседование, свадьбу, развод, еще одну свадьбу, да что угодно.

Смелость — то качество, которое позволяет мужчине двигаться вперед.

К 32 годам я начинаю понимать, что оно на самом деле гораздо шире и гораздо хитрее устроено, чем могло казаться, пока мир был двухмерным. Нам, мужчинам, нужно посмотреть на свою смелость и понять, что она дает нам больше, чем кажется.

Смелость принять ответственность за дурные поступки. Смелость сказать себе, что ты движешься не туда. Смелость признаться, что тебя пугают смерть, неуспех, одиночество. Смелость быть растерянным — в том числе от новых, не до конца сформулированных требований общества. Смелость накрасить глаза и пройтись по родному региональному городу. Cмелость признаться, что твое неприятие чужих накрашенных мужских глаз — твоя проблема и тебе с ней работать. Смелость сказать, что тебе не нравится, когда мужчину осуждают за все то, чем и кем он был. Готовность узнавать новое — это тоже смелость. Готовность спорить — она. Быть собой — тоже.

Сейчас, когда я оглядываюсь назад, я понимаю: все, что заставляло меня меняться и двигаться вперед, — это смелость. Она рождает трезвое отношение к себе, дает возможность жадно интересоваться миром. Она же позволяет плевать на то, что «мужик должен быть сильным», — точно так же, как на то, что «мужчинам пора делать разноцветный маникюр». Она учит говорить с собой по-взрослому и без лишних сантиментов.

И я очень рад, что сегодня иметь смелость быть собой и задавать вопросы окружающему миру готовы все больше мужчин. Ведь отважный мужчина всегда был и останется привлекательным — в первую очередь для себя.

Фото: Alexey Velikorodny, стиль: Carolina Pavlovskaya, сет-дизайн: Anton Shuranov, Daniil Borisov, MUAH: Tatiana Avdeeva, модели: Stepan, Vladislav @agency NAME management

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно