Армяне, кельты и садовники: лучшие ароматы парфюмерной выставки Esxence 2019

  1. Ароматы
Армяне, кельты и садовники: лучшие ароматы парфюмерной выставки Esxence 2019
Армяне, кельты и садовники: лучшие ароматы парфюмерной выставки Esxence 2019

С обзором самых-самых – парфюмерный критик Ксения Голованова, автор телеграм-канала Nose Republic.

Violet Shot, Olfactive Studio

У Olfactive Studio — крепкой, добротной марки, про которую редко говорят слишком хорошо или слишком плохо, — произошел невероятный level-up. Стенд бренда работал практически у входа: тут-то всех поджидал сюрприз в виде линейки Sépia.

Половину сделал Бертран Дюшофур, еще три — Доминик Ропьон, – парфюмеры-гранды. Первый собрал Vanilla Shot — совершенно фантастическую животную ваниль, которая забродила под мышкой у гориллы. Второй — Violet Shot, травянистую, почти овощную в своей бескопромиссной зелени фиалку без пудры и прочих жеманств.

Ходить по выставке с дюшофуровской ванилью в одной ноздре и фиалкой Ропьона в другой было довольно мучительно — разница в уровне первых и всех остальных ощущалась как никогда остро.

Splendiris, Parfums Dusita

Я уже писала в своем телеграм-канале, что новый ирис Писсары Умавиджани — Splendiris — кардинально отличается от известных нам ирисов-плакальщиков: берет и переворачивает всеобщее представление о том, что ирис — грустно, меланхолия, набрать сиреневых чернил и рыдать в серую перчатку.

Здесь цитрусы, с помощью которых другие парфюмеры аккуратно золотят, опасаясь засветить заглавный компонент, льются потоками — все поле лиловых цветов плавает в этом ослепительном свечении. Все говорят, что цвет парфюмерной жидкости Splendiris очень красив, но мне кажется, что другой, более солнечный оттенок — может быть, золотистый «Свет рампы», как его называет Pantone, — подошел бы Splendiris больше.

Jasmine Au Pays, Perris Monte Carlo

Вот еще один аромат в исполнении «первородных» — собрал его Жан-Клод Эллена. Jasmine Au Pays, как написал бы пиарщик Chanel, ода грасскому жасмину, а на самом деле — парфюмерам старой школы. Это вообще очень бросалось в глаза, точнее, в нос: самые интересные истории в Милане были рассказаны не молодыми и бойкими авторами, которых, казалось бы, еще не опалило в доменных печах парфюмерного люкса, — все лучшее сделали ветераны.

Эта композиция — совершенно фантастический индольный жасмин с огромным, как у павлина, изумрудным хвостом, жасмин, от которого подгибаются колени и что-то ухает внизу живота, — подходящий пример.

Triskell, Anima Mundi

То, чем занимается хозяйка марок Onyrico и Anima Mundi Эмилия Киниго, мне хочется назвать культуртрегерством — в самом хорошем смысле этого слова. Благодаря Onyrico, чьи ароматы посвящены знаменитым итальянцам, многие узнали, например, про Артемизию Джентилески, важнейшую итальянскую художницу XVII века и первую женщину, избранную в члены флорентийской Академии изящных искусств.

Второй проект Киниго, Anima Mundi, с размахом шагнул за пределы Апеннинского полуострова: здесь вам и ритуалы Древнего Египта, и душистые майянские ужасы, и набатейские храмы Иордании, окуренные маслянистой щепой.

В этом году справочник марки прирос новой главой — Triskell, то есть «Трискелем», одним из самых популярных мотивов в орнаментах древних кельтов. Про его сакральные смыслы наверняка расскажут другие, более романтичные авторы, но если вам нравится все условно кельтское — лесные травы, бледные цветы и завесы мрачных мхов на дубах — то Triskell вам нужен прямо сейчас.

Maître Jardinier, Extrait d’Atelier

У марки, воспевающей благородные ремесла — ювелирное искусство, керамику, башмачничество и так далее — вышел цитрусово-зеленый «Садовник». Эти сады Бертран Дюшофур разбил в так называемом регулярном стиле, смысл которого — упорядочить природу до состояния идеальной геометрической абстракции.

Почти удалось: свежие газоны «Садовника» уложены на прямой пробор посредством аллей, можжевельник стрижен под полубокс, все ясно и четко. Прелесть в том, что временами программа дает сбой, и тебе на голову вдруг валится во-о-о-от такой увесистый и наглый лимон. Прекрасно.

Ani, Nishane

Главный запуск турок Nishane на этой выставке, Ani, вдохновлен мечтой о дружбе между турецким и армянским народами. Ани — разрушенный армянский город на территории современной Турции, древняя столица, запертая внутри турецкой милитаризованной зоны на границе с Арменией.

Собрала аромат Сесиль Зарокян, выбор парфюмера в данном случае кажется очевидным. И здесь ее узнаваемый стиль — достаточно размашистый, несколько «строительный», кирпичный — вполне оправдан.

Это багровая роза-тяжеловес, выросшая на обломках старой цивилизации, посреди разнотравья и кислых диких ягод. Сложно говорить об аромате в отрыве от его истории, которая не может не трогать, но среди других новинок Nishane он, безусловно, самый сильный.

Lustre, Hiram Green

На выставку привезли огромное количество роз — розовых солифлоров и просто разрумяненных розой духов. Они были очень разными — масляными и жевкими, как турецкая пахлава, пудровыми и помадными, прозрачными и зелеными.

Роза Lustre, которую вырастил канадский парфюмер-натуральщик Хайрам Грин — прежде он нигде не выставлялся — отличается от всех остальных своей простодушностью: эта та самая роза из «Маленького принца», у которой всего-ничего лепестков и которую непременно съест барашек, потому что, во-первых, она совершенно не умеет защищаться, а во-вторых, вдобавок будет отлично хрустеть на зубах.

Зеленая, свежая, орошенная дождями, красивая, безыскусная — хочется ее уберечь, в том числе от строгой парфюмерной критики.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно