11 марта 2021
Гастрономический вуайеризм: зачем одни смотрят, как другие едят на камеру
В феномене мукбанга разобралась Светлана Бронникова, клинический психолог, кандидат наук, руководитель центра Intueat и президент Ассоциации специалистов и организаций по работе с расстройствами пищевого поведения.
11 марта 2021
5 мин

По запросу «мукбанг» на YouTube можно найти десятки, если не сотни видео, на которых люди поглощают перед камерой огромные порции разнообразной пищи. Люди тоже разные: корейские девушки с кукольными личиками, европейские женщины в ярком макияже, мужчины, худые и толстые. Они стонут от удовольствия, вгрызаясь в сочные куски мяса, или с шумом всасывают в себя лапшу, закрыв глаза. Больше всего меня поразили мукбангеры в резиновых перчатках — это чем-то роднило пиршество с хирургической операцией.

Как все началось

Если вы, как и я, до сих пор не знали, что такое мукбанг, поверьте на слово: в этих видео действительно не происходит ничего, кроме поедания еды. Первые мукбанги появились в 2009 году в Южной Корее — это были живые ночные стримы, в которых можно было не только наблюдать, как герой готовит, а затем с аппетитом ест, но и общаться с ним и другими зрителями в чате.

В 2015 году мукбанг доехал до США. Первая реакция была скорее недоумение. Как наблюдение за кем-то, кто просто ест, может казаться захватывающим? Но затем видеоблогер Триша Пейтес сделала его регулярной частью своих шоу, и вскоре тренд захватил и Америку.

Сегодня мукбанги по количеству просмотров могут смело конкурировать со знаменитым видео Навального о синих трусах, а само слово «мукбанг» наряду со словами «коронавирус», «локдаун» и «тиктокер» стало словом 2020 года.

Все чересчур

Мукбанг — не просто еда на камеру. В нем все гиперреалистично и все чересчур — герой преувеличенно громко жует, чмокает, постанывает. Еда в мукбангах всегда сочная, яркая, такая, как показывают в рекламе, а порции под стать разве что Гаргантюа. Кому-то это кажется привлекательным, а кто-то, наоборот, содрогается от отвращения. У каждого из нас индивидуальный уровень восприятия сенсорных стимулов, и сверхчувствительные к звукам и цветам люди, вероятно, будут испытывать дискомфорт, когда смотрят подобные видео.

Но дело не только в этом: мукбанги пришли из Азии, где в ходу совершенно иной пищевой этикет.

В восточной культуре еда — процесс совместный, пищу едят руками или палочками, не возбраняется издавать самые разные звуки, демонстрируя хозяевам удовольствие и наслаждение от еды.

Европейский пищевой этикет, в рамках которого мы все воспитаны, резко отличается от этих традиций. Совместное потребление пищи в нашей культуре должно быть бесшумным, беззвучным, почти незаметным. Мы не едим руками, а пользуемся столовыми приборами, сделанными из металла, и при этом они ни в коем случае не должны звенеть и стучать о тарелку. Говорить можно только негромко, а издать любой физиологический звук за столом — верх неприличия. В итоге естественный процесс питания мы стали воспринимать как нечто интимное, что можно разделить и ощущать себя свободно лишь с близкими и семьей.

С точки зрения психологии, для многих просмотр мукбангов — это сопереживание чужому естественному наслаждению едой, где нет необходимости сдерживать и скрывать свои реакции, а можно просто получать удовольствие.

Мукбанги напоминают первые приемы пищи маленького ребенка: мордашка перемазана пюре, в руке грязная ложка, все вокруг покрыто брызгами и каплями, а счастливый малыш рисует пальцами в лужице пюре на столе. Возможно ли, что мукбанги воссоединяют нас с этим первичным детским опытом ничем не ограниченного контакта с едой, исследования, игры?

Мукбанг — лекарство от стресса?

На своей родине, в Корее, мукбанги стали популярны из-за виртуальной возможности разделить опыт еды с кем-то еще. Корейцы — чрезвычайно одинокие люди. Около 40% домохозяйств состоят из одного человека, а еда для корейцев — процесс совместный. Мукбанги становятся своего рода заместительной терапией — одинокие люди могут есть вместе с кем-то, кто не стесняется получать удовольствие от еды.

Возможно, с этим связана и обязательность огромных порций в мукбанге. Говорят, что если вы едите обычную порцию на камеру — это не мукбанг, вы просто едите на камеру.

Порция размером в 3–4, а то и 5–6 тыс. ккал будто заявляет: этот изобильный стол накрыт для многих людей, просто так получилось, что пришли только мы с тобой.

Так или иначе, лицезрение изобильной еды и наблюдение за поедающими ее людьми в самом деле действует на нас успокаивающе и расслабляюще. Это относит нас к древнему опыту, сохраненному в нейронных связях рептильного мозга, когда опасность умереть от голода была слишком велика, а добыть еду можно было только вместе. Отсюда и потребность в том, чтобы кто-то ел вместе с нами, и удовольствие, и спокойствие, возникающее от сознания, что еды много.

Начиная с эпохи Возрождения у европейской знати было принято вешать в столовой натюрморты с изображением праздничной, изобильной еды и редких деликатесов, которые далеко не всегда были на столе даже у богачей. В Голландии искусство натюрморта достигло совершенства и появился даже особый жанр «накрытые столы». Иными словами, человечество на протяжении столетий стремится к тому, чтобы лицезреть пищевое изобилие.

Мукбангеры, соревнуясь за просмотры и лайки, доходят до экстремального и переходят все допустимые границы. Чего стоит, например, поедание живых миног и осьминогов или медовых сот с живыми пчелами. Но изначальная мотивация смотреть мукбанги все-таки снижение стресса и расслабление.

Мукбанг — «пищевое порно»?

Когда начинаешь смотреть мукбанг, обнаруживаешь множество черт, объединяющих этот вид видеопродукции с другой гиперреальностью — с порнографией. Нарочито громкие стоны наслаждения, разинутые рты и зажмуренные глаза, лица, покрытые майонезом и кетчупом, действительно напоминают видео для взрослых. В обоих случаях переживание наслаждения искусственно преувеличено, как и сам объект наслаждения.

Будь то женское тело с огромной грудью или таз, полный азиатской острой лапши в соусе.

Порнографией сегодня никого не удивишь: после сексуальной революции просматривать такую видеопродукцию перестало считаться стыдным. На самом деле в рамках современной морали мукбангеры дают куда более чувствительную пощечину общественному мнению — ибо сегодня обжорство считается более аморальным и нездоровым, чем секс с несколькими партнерами одновременно. Так что мукбанг вполне можно считать одним из guilty pleasure современного человека.

Заместительное насыщение

Мукбанги не стали бы так популярны сначала в США, а затем и в европейских странах, если бы не эпидемия расстройств пищевого поведения. Человеку со стабильной психикой и отсутствием проблем с питанием вряд ли придет в голову смотреть, как объедаются другие, а вот люди, состоящие с едой в конфликтных отношениях, ощущают потребность в таком видеоконтенте.

Если проанализировать комментарии зрителей в популярных мукбанг-аккаунтах, можно увидеть, как часто их просматривают те, кто в данный момент сидит на диете и ограничивает себя в еде. По их словам, просмотр мукбангов позволяет им ощутить подобие сытости и воздержаться от еды. Неудивительно — в мукбангах присутствует выраженная, преувеличенная зрительная и звуковая стимуляция, связанная с едой, так что мозг ловится на эту «обманку» и посылает сигналы насыщения. Был даже придуман термин, описывающий этот эффект, — заместительное насыщение.

Подобное же происходит с нашим телом, когда мы употребляем продукты с заменителями сахара: мозг реагирует на сладкий вкус и ожидает поступления в организм пищи, богатой энергией, однако этого не происходит. Такая «обманка» не проходит для здоровья бесследно. Уже появились исследования, подтверждающие, что использование заменителей сахара может провоцировать скачки инсулина, а просмотр мукбангов в конце концов усиливает приступы переедания и вносит свой вклад в развитие расстройств пищевого поведения.

В группу риска в первую очередь входят люди с повышенной чувствительностью к пищевым стимулам — их называют «экстернальными едоками».

Такие люди склонны терять контроль в присутствии аппетитной еды или видя, как другие едят, и они зачастую переедают в социальных ситуациях: на вечеринках и в гостях или там, где еда выглядит особенно привлекательно. Мукбанги буквально имитируют и социальный фактор совместности питания, и избыточную привлекательность еды.

Хотят ли мукбангеры, чтобы мы поголовно страдали РПП и переедали до тошноты? Конечно же, нет. Они хотят, чтобы мы смотрели их контент, и ради этого готовы ежедневно отправлять в рот гигантские порции еды, нанося и своему здоровью непоправимый ущерб. К слову, вряд ли мукбангеры относились бы к этому процессу с такой легкостью, если бы не распространяемая диетической индустрией идея о том, что похудеть легче легкого, нужно просто немного дисциплины и ограничений.

Люди смотрят мукбанги, потому что им одиноко, они переживают стресс или просто голодны. Сегодня, когда общение в соцсетях все чаще замещает нам живое, а разразившаяся пандемия нового вируса заставила нас прекратить пожимать друг другу руки и обниматься при встрече, мукбанги оказались необходимой заместительной терапией для очень многих.

Комментарии
Вам будет интересно