15 июля 2022

Лоботомия от депрессии, или Как лечили женщин в XX веке

Отрывок из книги «Нездоровые женщины. Почему в прошлом врачи не хотели изучать женское тело и что заставило их передумать».
15 июля 2022
6 мин

«Все болезни из-за матки» — на протяжении многих десятилетий к женскому телу относились не просто с предрассудками, а с пренебрежением. Их болезни связывали с чрезмерной эмоциональностью, а любое проявление чувств считали «вне нормы». Поэтому и лечили женщин по-особому.

Например, слишком депрессивных, чувствительных и меланхоличных врачи пытались «исправить» с помощью лоботомии. Что из этого вышло — читайте ниже.

Отрывок из книги Элинор Клегхорн «Нездоровые женщины. Почему в прошлом врачи не хотели изучать женское тело и что заставило их передумать»

Открытие аутоиммунитета совпало с другим революционным движением в медицинском мышлении: изучением взаимосвязи между эмоциональными переживаниями и хроническими заболеваниями.

Элинор Клегхорн. «Нездоровые женщины. Почему в прошлом врачи не хотели изучать женское тело и что заставило их передумать». Издательство «Бомбора»

Еще в 1935 году американский психолог Хелен Фландерс Данбар опубликовала свой доклад «Эмоции и телесные изменения» об истории современной психосоматической медицины. Термин «психосоматика» образован от двух греческих слов со значением «разум» и «тело». Он обозначает любую болезнь, которая проявляется физическими симптомами, вызванными психологическими причинами. Клинические исследования, в том числе проведенное Данбар, показали, что на развитие некоторых необъяснимых болезней влияет тяжелый жизненный опыт. В отличие от истерии, психосоматические заболевания не выглядели социальным конструктом, созданным для патологизации неуправляемых и нежелательных аспектов женственности. Этот термин не подразумевал выдуманность симптомов пациента. Работа Данбар была инновационной, она подготовила почву для постановки психических диагнозов вместо физиологических в случаях необъяснимых хронических заболеваний. Многие из этих заболеваний оказывали большое — и в значительной степени непонятое — эмоциональное воздействие на пациента.

Лишь после Второй мировой войны последствия психологической травмы для здоровья стали очевидны. В 1950 году венгерско-американский психоаналитик Франц Александер описал «святую семерку» — группу заболеваний, которые он считал психическими. Несколько из них, которые чаще всего поражали женщин, оказались аутоиммунными: болезнь Грейвса, ревматоидный артрит и неспецифический язвенный колит (заболевание желудочно-кишечного тракта, вызывающее воспаление толстой кишки). Еще до того как биомедицинское происхождение этих болезней стало известно, их симптомы (боль, проблемы с пищеварением, нервное истощение и т. д.) имели репутацию психосоматических. Поскольку перечисленные заболевания ассоциировались с эмоциональными, а не органическими причинами, пациентки часто сталкивались не только с пренебрежением и недоверием, но и с бесполезными варварскими психиатрическими вмешательствами, включавшими топэктомию, перенесенную безымянной пациенткой с волчанкой в 1951 году, и лоботомию, при которой хирурги просверливали отверстие в черепе и нарушали связи в префронтальной коре головного мозга.

В 1935 году португальский невролог Антониу Эгаш Мониш, лауреат Нобелевской премии 1949 года, сообщил о проведении 20 успешных лоботомий для лечения психических заболеваний, включая депрессию и меланхолию. Вскоре после этого американские неврологи Уолтер Фриман и Джеймс Уоттс объединили усилия в занятиях «психохирургией»: иногда они проводили до 25 операций в день, чтобы облегчить «душевную боль» пациентов. Одержимость лоботомией охватила клиники, лечебницы и больницы США, Великобритании и Европы в 1940-х и 1950-х годах. Приблизительно 40–50 тысяч лоботомий было проведено в США и 17 тысяч — в Великобритании. Наиболее распространенными поводами для операции становились эмоциональное напряжение, депрессия, обсессивно-компульсивное расстройство, тревожность, ипохондрия и психоз. Неврологи утверждали, что «шизофренические состояния», в том числе «возбуждение» и «беспокойство», могли быть «поразительным образом модифицированы» после процедуры. Чрезмерная озабоченность своими «чувствами, ощущениями и реакциями» была симптомом всех вышеупомянутых заболеваний. Женщины, осмелившиеся выразить психическую и эмоциональную боль, которую врачи не могли объяснить, оказались идеальными кандидатками на лоботомию.

К 1942 году 75% «пациентов», подвергнутых лоботомии Фриманом и Уотсом, были женщинами.

Их в то время в американских психиатрических больницах находилось меньше, чем мужчин, но симптомы, которые лоботомисты пытались устранить своими бесчеловечными процедурами, были в крайней степени феминизированы. В 1947 году Фриман и Уотс сообщили о 20 случаях лоботомии, проведенных с 1936 года: 16 из них — женщины, причем 11 — домохозяйки. Подобно овариэктомии и клиторидэктомии, лоботомия позиционировалась как способ не дать нездоровым женщинам оказаться в приюте для душевнобольных, в которых на тот момент уже не хватало мест. В эпоху, когда психически здоровыми считались только спокойные жены и матери, практически любые эмоции, поступки и нарушения семейной гармонии воспринимались как повод для лоботомии.

Фриман и Уотс утверждали, что практически все пациентки-домохозяйки находятся в депрессии. Показателем успешности лоботомии было то, насколько покорно женщина возвращалась к своим домашним обязанностям. В 1940-х годах психические заболевания не понимали и стигматизировали. Для врачей, столкнувшихся с «возбужденными», «встревоженными» и «одержимыми» женщинами, лоботомия казалась быстрым способом «вернуть пациентку на землю». С помощью этой операции, длившейся около часа, неврологи обещали предотвратить «годы инвалидности». Они устраняли «эмоциональный компонент» психических расстройств. «Это проще, чем избавиться от зубной боли», — радостно заявляли газеты. Фриман и Уоттс считали лоботомию успешной, если пациентка возвращалась практически в детское состояние. Она могла смеяться, ругаться и впадать в истерику, но это была ничтожная плата за жизнь, свободную от вымышленных болезней и неприятных мыслей. Муж одной из таких женщин сказал, что после лоботомии его жена «стала исполнена беззаботности». Операция лишила ее понимания, что имеет значение, а что нет.

Несмотря на заявления Фримана и Уоттса об успехах, лоботомия часто заканчивалась смертью пациентки. И даже если этого не случалось, качество жизни нередко значительно ухудшалось. Несколько домохозяек скончались либо сразу после операции, либо в течение нескольких лет после нее. Кто-то даже совершал самоубийство.

Одна 48-летняя пациентка осталась «вялой»и «склонной к сарказму» даже после второй префронтальной лоботомии, поэтому ее положили в психиатрическую больницу на полтора года.

Другая, не сумевшая избавиться от эмоционального напряжения, была оставлена чахнуть в психиатрической больнице, где ее подвергали электрошоковой терапии.

Фриман и Уоттс продолжали говорить о невероятных способностях психохирургии, хотя многие члены медицинского сообщества относились к ней осторожно и недоверчиво. Семьям, перепробовавшим все методы лечения неуправляемых жен и дочерей, лоботомия, несмотря на противоречивость, казалась последней надеждой. В 1941 году Розмари Кеннеди, сестра Джона Ф. Кеннеди, перенесла лоботомию, проведенную Фриманом и Уоттсом в Университетской больнице Джорджа Вашингтона. На тот ей момент было 23 года. Родившаяся с асфиксией, Розмари всю жизнь имела трудности с обучением, страдала припадками, резкими перепадами настроения и сильной тревожностью, ее поведение было неустойчивым. Девушку поместили в монастырь, но монахини жаловались, что она сбегает по ночам в бары и вступает в отношения с мужчинами. Не желая рисковать репутацией семьи, Джон Кеннеди настоял на операции, несмотря на возражения Кейтлин, сестры Розмари. Фриман просверлил пациентке в сознании два маленьких отверстия в черепе, а затем повредил префронтальную кору. После операции она не могла ни ходить, ни говорить. Розмари поместили в приют для душевнобольных (как говорится, с глаз долой — из сердца вон). С годами она стала немного двигаться и говорить. В 2005 году Розмари скончалась в возрасте 85 лет в Висконсинской больнице. Ее лоботомию держали в секрете до 1987 года.

В конце 1940-х — начале 1950-х годов американские хирурги и неврологи прибегали к лоботомии для избавления от «трудноизлечимой» боли, связанной с хроническими заболеваниями, такими как рак, болезни почек, невралгия и рассеянный склероз. Однако цель заключалась в том, чтобы лишь устранить эмоциональную связь с ней. Фриман и Уоттс настоятельно рекомендовали врачам лоботомию в качестве альтернативы наркотическим обезболивающим, поскольку искренне верили, что хроническая боль, сопровождающая органические заболевания, в основном находится в голове.

«Во многих случаях отношение пациентки к болезни приносит больше вреда, чем сама болезнь, — утверждали они. — Страх боли сильнее самой боли». Поскольку врачи всегда считали, что женщины преувеличивают свои неприятные ощущения из-за чрезмерной эмоциональности, пациентки с хроническими заболеваниями особенно рисковали подвергнуться лоботомии, если исчерпывали терпение врачей.

В 1950–1954 годах в Медицинской школе Оклахомского университета три женщины в возрасте 28, 32 и 43 лет, описанные только как «домохозяйки», подверглись префронтальной лоботомии для «лечения» неспецифического язвенного колита. Нейрохирурги пришли к выводу, что их заболевание усугублялось из-за психологического дистресса. Так, 43-летняя пациентка пребывала в настолько тяжелой депрессии, что дважды пыталась совершить самоубийство, а 28-летняя, описанная как «обсессивно-компульсивная личность <…> с тяжелой хронической тревожностью», особенно мучилась из-за колита по время «серьезных конфликтов с властной матерью». «Чрезмерно дотошная» 32-летняя женщина была «чересчур» обеспокоена «несущественными ситуациями, происходящими в повседневной жизни». Хирурги заявили, что все три успешно «излечились». Никто, однако, не говорил о том, как лоботомия повлияла на их жизнь и как они чувствовали себя после ее. Их истории затмила бравада хирургов.

«Мы в достаточной мере воодушевлены результатами, чтобы продолжать назначать эту процедуру», — заключили нейрохирурги. Они не видели причин, по которым лоботомию не следовало проводить в безнадежных случаях неспецифического язвенного колита. Прежде чем было установлено его аутоиммунное происхождение, как и многие другие заболевания желудочно-кишечного тракта, он считался надуманным. Отчасти это было связано с тем, что ЖКТ с древних времен ассоциировался с негативными эмоциями. Сегодня медицине известно о более сложных связях между мозгом и телом, которые могут усугубить некоторые хронические заболевания, например синдром раздраженного кишечника. Однако диагностика и лечение, например неспецифического язвенного колита и болезни Крона, до сих пор затруднены. Их часто путают с тревожностью, особенно у женщин. В 1950-х годах лоботомию продвигали как очередной революционный метод лечения, который не просто облегчает симптомы болезни, а вырывает их с корнем. На самом же деле это был одобренный медициной способ закрыть женщинам рты и не позволить рассказать, где и почему у них болит.

Комментарии
Вам будет интересно