1. Макияж
  2. Брови
17 октября 2022

Как делали брови советские женщины. Краска из химчистки, рейсфедер в глаз и оттеним голубым

От нарисованных ниточек до стиля интердевочки — вспоминаем, как менялась форма бровей на протяжении ХХ века.
17 октября 2022
6 мин

Послевоенную жизнь в СССР часто воспринимают как предсказуемую и стабильную, без больших перемен. Кажется, только форма бровей у женщин менялась чаще, чем генеральные секретари и политическая повестка.

Мода на брови просачивалась в щели железного занавеса — пусть с запозданием и с учетом местных особенностей. Оглядываемся назад, как мы шли от густых бровей к ниточкам и обратно.

«Бровми союзна, телом изобилна»

На Руси эталоном красоты веками считались густые, ровные и блестящие брови. Их называли соболиными, то есть похожими на мех соболя. Людей с такими бровями в наших широтах всегда было мало — не более 20%, если верить результатам специального исследования советских ученых, и это в основном мужчины.

У женщин натуральные густые широкие брови были и остаются красивой редкостью. В известном советском фильме «Иван Васильевич меняет профессию» царь восхищается женой изобретателя Шурика: ««Боярыня красотою лепа, бела вельми, бровями союзна, губами червлена…» Михаил Булгаков, автор пьесы, положенной в основу фильма, не придумал этот букет комплиментов — так современники отзывались о красоте Ксении Годуновой: «Царевна же Ксения, дщерь царя Бориса… бровми союзна, телом изобилна». После долгих споров ученые сошлись на том, что «союзные» или «соболиные» брови означало не «сросшиеся» и не «черные», а просто густые, темные, блестящие, красивой формы и с четкими границами. Такими были идеальные женские брови очень долго, но XX век все изменил.

Фото: Лжедмитрий I и царевна Ксения Годунова, Клавдий Лебедев, XIX в / Ксения Годунова, Мария Молодых, 2006

Брови как у Веры Холодной

Уже в 1920-е годы в СССР моду вошли тонкие брови, накрашенные до угольной черноты и опущенные вниз, как у Пьеро. Именно такие носила Вера Холодная, главная звезда российского немого кино. Московский кинокомитет называл фильмы с участием Веры «верхом пошлости и мещанства», но публика встречала их с восторгом.

Веру считали нереальной красавицей. Все ее роли были трагическими «жестокими романсами»: молодая девушка совершает ошибку, позволяет соблазнить себя циничному богачу, раскаивается и гибнет. В каждой роли глаза актрисы сияли мрачными углями, темная радужка выделялась на ослепительном белке.

Чтобы так осветлить белок, надо было красить веки черными тенями, подводить глаза черными кайалами, прокрашивать ресницы в несколько слоев и хорошо прорисовывать брови, выводя их в длину и вниз. Только так взгляд получался достаточно драматически грустным.

Фото: Вера Холодная, 1910-е / wikimedia

апа на черно-белой кинопленке и черно-белых фотографиях лицо выглядело тусклым. Но первые красавицы Москвы рисовали черным карандашом длинные, опущенные вниз черные брови и в обычной жизни. Первой среди первых была Лиля Брик. Это про ее глаза Маяковский писал «круглые да карие, горячие до гари».

Поддерживали тренд и журналы мод. Исследователи говорят, что именно в этот период формируется противопоставление двух образов женщины. Первый — «артистический тип», для него было характерны чуть утомленное лицо модели, распахнутые глаза, тоненькие брови, ярко накрашенные губы. Противопоставлялся ему «рабоче-крестьянский тип»: широкие растрепанные брови, неухоженные волосы и растрескавшиеся губы. Можно понять, что выбирали для себя те, кто читал модные журналы.

Брови как у Любови Орловой

В 1934 году на советские киноэкраны вышел фильм «Веселые ребята», и с ним пришла мода на тоненькие, перещипанные и загнутые ровной дугой «брови как у Орловой». Всю эту кутерьму с выщипыванием начала Марлен Дитрих: голливудская камера требовала идеальных пропорций лица, но лицо Марлен от природы идеальным не было, она сделала его сама, в том числе рисуя тонкие дуги бровей для «распахнутости» взгляда.

Фото: Любовь Орлова, 1945 / wikimedia

У режиссера Александрова в 1930 году в Америке с Марлен Дитрих был роман. Вернувшись в СССР, он стал искать на роль в «Веселых ребятах» похожую актрису «с голливудским сиянием». Такую не нашел, нашел Любовь Орлову — неулыбчивую готическую брюнетку, и создал ей новый образ: светлые локоны, уложенные в «холодную волну», красные губы… и тонкие дуги бровей концами вниз.

Все советские женщины хотели себе этот голливудский шик, поэтому годами сбривали брови и рисовали на их месте карандашами четкие линии с самой высокой точкой четко над зрачками — получался театральный изгиб. Чтобы нарисованные брови блестели, их смазывали вазелином.

Фото: Любовь Орлова и Сергей Столяров, кадр из к\ф «Цирк», 1936

Мода на тонкие, шириной в карандашный штрих, брови продержалась до 1950-х: посмотрите на самую красивую Золушку советского кинематографа, Янину Жеймо из 1947 года, — у нее бровей, можно сказать, нет вовсе.

Брови как у Ассоль

1950-е вернули в СССР моду на красивые натуральные брови естественной ширины, с естественным изгибом. Именно такие были у Анастасии Вертинской в «Алых парусах» и «Человеке-амфибии». «Советская актриса с антисоветской внешностью» не показывалась без стрелок на глазах, но выглядела максимально натурально, как будто только что проснулась, умылась и побежала к своему Грею. И во многом эту естественность создавали брови — густые и широкие.

Фото: кадр из к\ф «Алые паруса», 1961

Натуральные, нетронутые и густые брови были у Леночки Крыловой, героини Людмилы Гурченко в еще одной культовой кинокартине 1950-х, «Карнавальной ночи», и у учительницы в «Весне на Заречной улице», которую сыграла Нина Иванова…

Это мода продержалась все 1960-е. Максимально естественные брови мы видим у Натальи Варлей в «Кавказской пленнице», у Татьяны Дорониной в роли «лучшей девушки СССР» в «Еще раз про любовь». Красивые и густые, они были одним из главных элементов макияжа 1960-х в СССР.

Брови как у Людмилы Прокофьевны

Пришли 1970-е, и, кажется, советские женщины просто взяли и решили отказаться от бровей вообще. Из 2022-го не очень понятно зачем: чтобы оставить больше места для голубых теней?

«Последняя мода советовала женщинам щипать брови и тем самым открывать глаза. Открытый глаз лучше виден окружающим и больше видит вокруг себя, чем тот, что занавешен широкими бровями. И даже если женщина, торопясь по делам, проскочит мимо своего счастья, то счастье само увидит ее глаза и придержит за локоть», — объясняла писательница Виктория Токарева. Так это или нет, но именно в 1970-е брови-ниточки снова «приобретают колоссальное значение».

Все помнят классический пассаж из «Служебного романа». Секретарша Верочка, оплот моды и стиля статистической конторы, объясняет своей начальнице Людмиле Прокофьевне: «Бровь должна быть тоненькая-тоненькая, как ниточка, удивленно приподнятая».

Такие брови-ниточки, слегка подкрашенные косметическими карандашами, носили певицы Алла Пугачева и София Ротару, актрисы Людмила Гурченко, Барбара Брыльска, Ирина Алферова, Элина Быстрицкая. Советские женщины подражали кумирам и делали себе такие же: «Ведь это неприлично! Если у вас так густо растут брови, надо же с этим как-то бороться. Надо выщипывать, прореживать рейсфедером».

Фото; Людмила Гурченко / IMDb

Пинцеты были дефицитным товаром, и брови правда выщипывали рейсфедером. Этот чертежный инструмент захватывал мельчайшие волоски и «пеньки», но процедура была очень болезненной. В конце 1970-х выщипывать и красить брови стали уже в парикмахерских. Мастеров-бровистов не было, поэтому за брови брались специалисты по маникюру.

В краску добавляли урсол — средство для окраски кожи из химчисток. Урсол измельчали в ступке, смешивали с перекисью водорода и, стараясь не попадать на кожу вокруг бровей, красили палочкой с ватой. Было это, мягко говоря, небезопасно. Вредный химический состав попадал на кожу и в глаза, что приводило ко множеству неприятных последствий.

«Гражданка М., 20 лет, на 5-й день после окраски в парикмахерской ресниц и бровей явилась в глазное отделение лаборатории с явлениями сильного воспалительного отека век, светобоязни, гнойно-слизистым отделяемым, гиперемией конъюнктивы век и глазного яблока. Через сильно суженную отеком глазную щель едва были видны глазные яблоки. Болезнь длилась 14 дней», — описывали последствия окраски урсолом медики.

Но женщины продолжали красить брови — выбора же не было. (Та же гражданка М., согласно врачебным записям, сразу после выписки отправилась на повторную окраску и снова захворала на две недели.)

Фото: постер к фильму Никиты Михалкова «Раба любви», 1977

В 1970-х, кстати, вышел фильм Никиты Михалкова «Раба любви» — история актрисы немого кинематографа. В образе героини многие узнали Веру Холодную. У нее были характерные брови: длинные, тонкие, опущенные хвостиками вниз. 1970-е передавали привет 1920–1930-м и заставляли задуматься о цикличности моды.

Брови как у интердевочки

Эта цикличность проявилась уже в следующем десятилетии. Наступили 1980-е годы, железный занавес трещал под ветром перемен, юная Брук Шилдс задала тренд на густые широкие брови, а Мадонна отказалась от пинцета.

Фото: дебютная обложка Брук Шилдс, 1980-е

Это заметили и в нашей стране. У героини Александры Яковлевой в «Чародеях» густые брови над фиолетовыми тенями и накладными ресницами. У всех ночных бабочек в «Интердевочке» сложный макияж глаз и густые брови. Широкие брови-галочки у Натальи Негоды в «Маленькой Вере» и у героини Татьяны Друбич в «Ассе». Широкие яркие брови снова стали достоянием, а те, кто неосторожно это достояние выщипал, безысходно пытались его отрастить, намазывая брови (и не только их) касторовым маслом.

Фото: кадр из к\ф «АССА», 1987

Так закончилась история советской моды на брови, мы стали ухаживать за ними, как все остальные женщины. Сначала в продаже появились разные средства для бровей, потом мастера-бровисты в салонах. Время рейсфедера и урсола прошло, а брови будут переживать привычные себе этапы. То тоньше, то толще.

Фото обложки: Kinopoisk.

Комментарии
Вам будет интересно