У этой женщины сложнопроизносимая должность «международный дизайнер по цвету и макияжу Chanel» — и нереально интересная творческая биография. Сейчас расскажем.

Косметический бизнес Chanel вошел в XXI век с красочными и легендарными бестселлерами типа лака Le Vernis, а также с тьюториалами, полюбившимися поколению миллениалов. Но назначение итальянки, в портфолио которой были провокационные, экспериментальные образы для i-D Magazine и Self Service, показало, что главный молодежный бунт Chanel еще только начинается.

Не хочется говорить очевидные вещи, но Лючия любила смотреть на то, как просто и элегантно красится ее мама, и начала экспериментировать с макияжем, как только ей это было позволено. «Я никогда не носила так много макияжа за всю жизнь, как в 16 лет. Я каждый день меняла образы перед школой, варьируя их от драматичного эмо до бескомпромиссного гламура Versace. Тогда еще я почти «в ноль» выщипала брови, следуя моде 90-х. Вот чем опасно следование трендам! Слава богу, удалось их восстановить», — вспоминает свой опыт Пика в интервью для Business of Fashion.

В детстве мне запрещали краситься, поэтому я кусала губы, чтобы сделать их ярче. Сегодня для создания того же эффекта мне приходится смешивать три разных оттенка помады

Лючия Пика

Но тут предсказуемый ход вещей дал сбой, потому что изучать Лючия планировала вовсе не науку макияжа, а реставрацию объектов искусства или психологию. Впрочем, два лета, проведенные в Лондоне, а также увещевания подруг, восхищенных ее умением носить помаду и подводить глаза, коренным образом изменили эти планы.

В 1999 году Пика переехала в столицу Великобритании. «Лондон для Европы — это как «Большое яблоко» в Штатах. Кажется, что здесь может исполниться любая мечта. Я здесь почувствовала небывалую свободу — и вокруг было столько разных, непохожих и интересных людей», — продолжает она.

Первым делом Лючия прошла месячный курс по гриму и макияжу в колледже. После этих занятий случилась яркая и запоминающаяся работа над гримом массовки в легендарной части бондианы «Умри, но не сейчас». Несмотря на серьезную заявку, она все же предпочла кинематографу моду и начала обивать пороги всех агентств, чтобы попасть в команды, работающие на модных показах.

Вскоре ей удалось выйти на агента, некогда работавшего с известной визажисткой Шарлоттой Тилбери, и каждые две недели Лючия начала названивать ему, напоминая о том, что она мечтает работать с Тилбери. Упорство оправдало себя примерно через год, и Лючию пригласили присоединиться к команде Шарлотты.

Вскоре Пика начала работать на показах мировых брендов Chloe, Cavalli, Armani, Moschino, Alexander McQueen. И если учеба в колледже дала знание азов, умение смешивать текстуры и грамотно использовать кисти, то главное мастерство, получившее позже признание в виде высокой должности в Chanel, пришло именно во время практики в звездных командах.

Когда работаешь рука об руку с гениями нашего времени, у тебя есть уникальная возможность черпать вдохновение в их идеях, перерабатывать их и воплощать в макияже

Лючия Пика в интервью BoF

Но все же, несмотря на такой карт-бланш, спустя три года она ушла в свободное плавание, вдохновляясь уже не только эскизами дизайнеров, но и целым спектром источников: от предметов искусства и необычных текстур полотен до кинодив вроде Изабеллы Росселлини или Настасьи Кински.

В течение следующих десяти лет она работала над показами Roksanda Ilincic и Peter Pilotto, рекламными кампаниями Dolce & Gabbana и Louis Vuitton, обложками парижского Vogue, Self Service, i-D, сотрудничала с Марио Тестино, Вилли Вандерперре и Аласдером Маклелланом.

Кстати, именно камера последнего запечатлела одну из самых знаковых работ Лючии — модель Джордан Данн для обложки зимнего номера
I-D 2011 года.

Завораживающие розовые тени в сочетании с угольной подводкой глаз, матовые коралловые губы и желтый лак — в этом весь авангардизм Пики.

Неспроста ее полная должность в Chanel, помимо прочих регалий, включает любопытную комбинацию: международный дизайнер по цвету и макияжу.

В иллюстрации к интервью для The Gentlewoman Пика позирует, чуть опершись на свою знаменитую «красную» руку. Родимое пятно, занявшее поверхность кожи от плеча до пальцев, Пика считает хорошим знаком: визажистка, в чьей коже с рождения много цвета, решила соединить особенность тела с профессией — по крайней мере, так она отзывается о своей рабочей руке и с вызовом смотрит на читателей со страниц.

Эта смелость, живость и страсть к насыщенным цветам видна и в кампаниях марки, например в той, где Сэм Роллинсон гипнотизирует зрителя глянцевой помадой цвета бургунди и черной подводкой глаз с неожиданной темно-фиолетовой каймой. Далее колористические эксперименты последовали на красной дорожке в Каннах, где Пика обрамила глаза Кристен Стюарт алыми тенями.

Сейчас она записывает милые видео с новой посланницей марки Лили-Роуз Депп, юной и полупрозрачной, которой, казалось бы, и макияж-то не нужен, но парадокс в том, что, несмотря на столь неординарное чувство цвета, Пика убеждена, что «лучше меньше, да лучше».

Часто женщины имеют неверное представление о своей внешности и потому используют гораздо больше косметики, чем необходимо. Я уверена, что можно в разы сократить свою бьюти-артиллерию и при этом прекрасно выглядеть. И, как ни парадоксально, рынок тоже идет в этом направлении, предлагая новые, более легкие основы и консилеры, а также минеральные базы и пудры

Лючия Пика в интервью журналу i-D

В этом и заключается философия красоты будущего, которое предвидит Лючия, — при всем многообразии выбора точно чувствовать цвет, форму, фактуру и выбирать только лучшее.