Ксения Суворова: «Я топлю за доказательную медицину»

7 мин
Ксения Суворова: «Я топлю за доказательную медицину»
Ксения Суворова: «Я топлю за доказательную медицину»

Создательница проекта MadMed.Media — о гомеопатии, мусорных диагнозах и о том, почему бьюти-индустрия должна разбираться в доказательной медицине.

Я хотела стать врачом с детства. В какой-то момент мечтала о карьере военного врача, но тогда девочек в Военно-медицинскую академию не брали. Не растерялась и поступила в Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова.

Воспитывала меня бабушка, и в какой-то момент сепарация от нее стала необходимостью. Работа могла решить проблему. Я неплохо разбиралась в дистрибуции и писала тексты — так и попала в журналистику. Чтобы подзаработать.

Писала в «Русскую смерть», стала контрибьютором в «Таких делах», была главредом в «Нетологии», директором по развитию в «Фонтанке.ру». Потом меня схантили в INC, а уже оттуда в «Хайтек», где работаю уже полтора года.

Получается, с одной стороны, я журналист. А с другой — уделяю все свободное время медицинским консультациям в чатах.

Помогаю с диагнозами и анализами. Но никогда не советую препараты. Это принципиально. Могу сказать, что какой-то препарат — «фуфломицин», что он не поможет при этом заболевании. Или что человеку поставили «мусорный диагноз», как мы с коллегами любим называть псевдодиагнозы.

Может, я бы и вернулась в медицину, но мое состояние — как физическое (у Ксении редкая мутация в митохондриальной ДНК, из-за которой она постоянно испытывает боль. — Прим. ред.), так и финансовое — не позволит стать хорошим врачом.

Поэтому я выбрала роль просветителя.

ЧТО НЕ ТАК С МЕДИЦИНОЙ В РОССИИ

Даже неоконченное высшее образование дает много. С одной стороны. С другой — практически ничего. Образование важно для получения навыков критического мышления. Но не для того, чтобы набрать базу знаний. К тому же российское не соответствует международным стандартам: большинство наших докторов их просто не знает.

Врачу важно заниматься саморазвитием. А для этого нужно читать по-английски. И иметь критическое мышление.

Хотя бы чтобы догадаться воспользоваться гугл-переводчиком, перевести куски из зарубежных статей, с медицинских сайтов. А еще чтобы отличать хорошее исследование от плохого, понимать, как оно устроено, на ком проводилось и какая у него доказательная база.

Я топлю за доказательную медицину. В России с ней огромная проблема, которая тянется из советского прошлого: установка о том, что мы должны быть лучшими, предполагала, что мы не имеем права использовать западные технологии. У нас своя одежда, медицина, военная мощь, и ничего иностранного нам не надо. Медицина же нуждается в исследованиях и обмене опытом — пациенты есть не только у нас.

Вторая российская проблема — если человек обратился к врачу, то он не может быть здоровым. Нельзя просто написать: здоров.

Нам обязаны ставить диагнозы, ресурсов для постановки которых не хватает.

Так появились несколько интересных заболеваний. Например, остеохондроз. В том понимании, что у нас, его нет в Международной классификации болезней 10-го пересмотра. Это «мусорный диагноз». Как и вегетососудистая дистония — к ней относят тревожные и соматоформные расстройства, даже банальную ипохондрию, а это неправильно.

Вроде бы даже базовый учебник по биологии может развенчать кучу мифов. Но люди не понимают этого.

Я нормально отношусь к западной остеопатии и мануальной терапии, а именно к работе с болями в мышцах. Но я против того, когда российские остеопаты уверяют, что своей техникой могут вылечить рак. Или «вставить позвонки на место». Откройте школьный учебник и увидите: если позвонок выпадет, человека парализует. Так что они там вставляют?

Некоторые врачи просто отменяют законы физики, химии и биологии. Это касается и гомеопатии, которая, конечно же, не работает. И противоречит банальной физике: одну молекулу вещества растворяют в количестве воды, равном космосу.

ЗАЧЕМ МНЕ СВОЕ МЕДИА

Идея собственного медиа о доказательной медицине появилась год назад. Я много сидела в медицинских чатах, а вопросы и проблемы, как оказалось, у всех одни и те же. У врачей в том числе. Не все успевают следить за тенденциями, читать исследования, переводить книги — людей лечить надо.

Но если классные доктора хотя бы стремятся к знаниям, то с пациентами все намного хуже. В общем, нужен ресурс, который будет полезен для тех и для других.

Год я жила с этой идеей, искала деньги и команду. Не нашла. Когда мне в десятый раз написали, что идея классная, решила делать сама. Все — начиная от сайта и заканчивая контентом. Каждый день просматриваю кучу исследований и новостей, выбираю лучшие, на которые врачам и пациентам стоит обратить внимание. Помогаю докторам экономить время, его у них и так мало. Пишу в несложном формате, чтобы было понятно обычным людям, которым важно разбираться в темах здоровья и медицины.

ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ БЬЮТИ-ИНДУСТРИЯ

Есть ли связь между доказательной медициной и бьюти-индустрией? Конечно. В инстаграмах визажистов с многотысячной аудиторией постоянно всплывает какой-то ад. То они против прививок и препаратов, то назначают лечение травами и верят в гомеопатию, то отправляют детей на странные процедуры. Банально рассуждают о строении клетки, в котором ничего не понимают. А аудитория верит.

Людям из бьюти-индустрии нужно разбираться в медицине, чтобы понимать, что опасно, а что нет. Визажистам, например, важно знать суть дерматологических заболеваний. Заразны они или нет. Можно ли вообще наносить макияж, если у человека вирусная или бактериальная инфекция? Противопоказаны ли ему какие-то процедуры и косметика, если у него проблемы с кожей и с волосами? Кто несет ответственность: клиент или мастер?

Базовые знания должны быть у каждого бьюти-мастера. А косметолог должен быть врачом. В идеале — врачом-дерматологом, потому что навредить проще, чем помочь.

Принципы доказательной медицины должны применяться и в тестировании косметики. Технологии продвинулись достаточно, чтобы отойти от тестов на животных, — это негуманно в 2019 году. Можно выращивать клетки эпидермиса и спокойно проводить тесты на них. В медицине, к сожалению, пока такое невозможно.

Должно ли медиа о красоте писать о здоровье? Да, конечно.

Но только с помощью экспертов: врачей, аспирантов или хотя бы студентов старших курсов, которые уже имеют какие-то знания. Писать с позиций того, что здоровье связано с внешностью. Например, о том, как диабет проявляется на коже. Или о том, почему нельзя в ближайшем салоне вылечить ногти.

Но писать должны эксперты. Действительно хорошие, интересные, горящие своим делом и отвечающие за свои слова.

Фото обложки: Spid.Center / Елена Лукьянова

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
  • После этой статьи, могу ответственно заявить, что flacon - лучшее медиа о красоте и бьюти-индустрии.
  • То есть человек без медицинского образования и лицензии "консультирует по анализам и диагнозам", это вы сейчас серьезно? Чем это отличается от инста-доктора Зубаревой например? Это очень опасно и попахивает мошенничеством, зачем вы так?
Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно