Почему я начала делать инъекции в 22 года

5 мин
Почему я начала делать инъекции в 22 года
Почему я начала делать инъекции в 22 года

Наш редактор Мария Милерюс не скрывает желания быть красивой любой ценой. Но платит среднюю по России стоимость косметологических услуг. Раз в год стабильно.

Меня зовут Маша, и я колюсь с двадцать второго дня рождения. Почему с 22? Потому что в 18 на это не было денег, а в 16 косметологи без разрешения родителей послали бы куда подальше. Сейчас мне 25, лоб и межбровку от новых морщин удерживает ботокс, губы наполняет гиалуроновая кислота, ее же капелька держит нависшие веки.

Старшие коллеги считают, что я упоролась. Особенно их бесит ботокс. В качестве главного аргумента приводят красиво стареющую Хелен Миррен. При всем уважении к Хелен я не считаю, что она постарела красиво. Она великая актриса, симпатичная бабушка, но все-таки бабушка.

Мария Милерюс, 21 год

Впрочем, и сама формулировка «красивое старение» для меня звучит абсурдно. Ровно так же, как «веселая смерть». Да, мы все состаримся и умрем, и это, черт возьми, страшно. Не весело.

Окей, даже ботокс в конечном итоге не спасет от глубоких морщин, одна подтяжка лица не остановит птоз, увеличение губ не решит проблемы одиночества. Но то, что эти меры помогут дольше оставаться свеженькой, — факт. И кстати, надо отдать должное той же Хелен Миррен, для 73 лет она правда хорошо сохранилась. Подозреваю, ее косметологи и нутрициологи не сидят без хлеба. Серьезно. Чтобы выглядеть, как Хелен выглядит, разменяв восьмой десяток, надо пахать. Блаженное ничегонеделанье, к которому призывают адепты естественности, не прокатит.

А теперь вернемся к нашим инъекциям. Моей первой была гиалуронка в губы. На нее я вообще записалась по акции. Опрометчиво. Но в свое оправдание могу сказать, что видела результат работы конкретного косметолога — красивый и вполне натуральный рот своей знакомой.

Мария Милерюс, 24 года

Помню, только я вошла в кабинет, как Алла (врач) громко констатировала: «Да, губы жизненно необходимы». Кажется, тогда я и приняла окончательное решение.

Сразу оговорюсь, я пришла решить две конкретные проблемы, обе с верхней губой, — асимметрию и отсутствие объема как явления. Вареников в планах не было. Алла предложила сначала ввести минималку (0,5 мл), походить так пару месяцев, привыкнуть и, если понадобится, добавить еще. Я согласилась. Через полгода вернулась за добавкой. Сейчас у меня в губах меньше 2 мл. Губы выглядят потрясно. И никто не понимает, что они сделаны.

Едем дальше. На ботокс я пришла уже в 24. Алла молча кивнула, спросила только, почему так поздно. Представьте себе, от мамы мне частенько прилетало за сморщенный лоб начиная с шестого класса школы. Тогда-то и стали формироваться первые заломы. Маму они дико раздражали, но, узнав про уколы, она только закатила глаза. Ей легко говорить: 45 лет — морщин нет.

Межбровку укололи на всякий случай, чтобы лоб не опустился вниз. Единственная процедура, которая, возможно, для меня была лишней, — лифтинг бровей. Хотя и она пошла на пользу.

Знаю, моя позиция непопулярна среди толерантных знакомых, но нет ничего стыдного в стремлении выглядеть привлекательнее и моложе, чем вы есть. Конец истории. Уже можно начинать меня травить.

Фото обложки: vansantenbolleurs.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
  • Колю с 26ти. Раз в год ботекс, не жалею и всем советую, считаю это заботой о себе.
  • Ботокс с 18, биоревитализацию с 25, губы вот первый раз сделала в 29. Ни о чем не жалею, могу еще добавить к этому всему одно из умнейших своих решений в 25-перестать загорать. Косметологи и дерматологи меня обожают, говорят кода и лицо-в разы здоровее и моложе многих сверстниц)))
Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно