Наивно считать духи афродизиаком и надеяться соблазнить кого-то с помощью аромата. Секс и парфюмерия не имеют ничего общего – и у нас есть доказательства.

Спросите кого угодно, зачем девушкам нужны духи, – получите ответ: чтобы мужчин соблазнять. Последние сто лет, с момента появления современной парфюмерии, реклама обещает нам запахи, добавляющие 100 баллов к сексуальности. Ту же песню поют продавцы-консультанты в магазинах, а некие парфстилисты в инстаграме предлагают «аромат обольстительниц», который «можно смело надевать на свидание» и от которого «мужчины просто сходят с ума». Нет, ну логично: парфюмерия без «притягательного шлейфа» – деньги на ветер.

Отправляя во вселенную запрос, чем бы надушиться, чтобы выйти замуж, потенциальные обольстительницы по совету интернет-форумов охотятся на духи с феромонами и афродизиаками. Но с феромонами такая штука: их наличие у человека наукой не доказано, повезло лишь насекомым. Хотя даже им феромоны чаще служат в бытовых целях. Например, муравьям помогают найти дорогу домой, а пчел-самок превращают в рабочих особей, угнетая половое развитие.

Теперь про афродизиаки – вещества, усиливающие сексуальное влечение. Это растительные и животные ингредиенты, которые употребляются в пищу и за счет определенных микроэлементов стимулируют секс-активность. Если коротко, лайтовый вариант «виагры». Но будьте готовы к такому повороту событий: устрицы на ужин, даже если помогут возбудиться вам лично, не факт, что заставят партнера испытать те же ощущения. А уж если этими устрицами вы будете пахнуть… Да, йодистые морские ноты включают в ароматы, но назвать эти акватические освежители обольстительными сложно.

Или вот кастореум – острый, смолистый, с тонами дегтя и кожи. Тоже считается парфюмерным афродизиаком, но представьте такой диалог.

– Милая, у тебя чудесные духи.

– Это из-за того, что в них есть кастореум, дорогой.

– Что-что?

– Струя бобра.

Умри, романтика.

Ладно. Пройдемся по более понятным вещам – цветочкам. В парфюмерии афродизиаком традиционно назначают жасмин, и вот с ним надо поосторожнее. Это растение не характерно для большей части нашей страны, мало кто знаком с его запахом. То, что в России называют жасмином, на самом деле – чубушник. Чубушник пахнет свежей чайной прохладой и немного ландышами. Жасмин – тяжелый дурман с индольными, фекальными тонами. На каждый оценит, а уж тем более возбудится.

Страна произрастания парфюмерных компонентов упоминалась не зря, географический принцип имеет значение. К примеру, запахи аниса, лакрицы, лаванды хорошо воспринимают во Франции, ноты черной смородины и «морозной свежести» – в России. То есть обратить на себя внимание европейца, надушившись анисовым Liqvo от Angela Ciampagna возможно, а у нас не оценят. По той же причине Mon Guerlain с лавандой и лакричником входит в топ-5 продаж во Франции, а в России нет. Ближний Восток – вообще параллельная ольфакторная реальность. Их насыщенные запахи (душные белые цветы, медово-пряная роза) почти невозможно носить в наших широтах. И даже трендовый уд, во избежание шока, в европейских ароматах используют синтетический.

Учитывая, что у каждого человека свой обонятельный опыт и разная реакция на запахи, универсального аромата, который нравился бы всем, не существует. Так что финальная оргия из романа «Парфюмер» – просто вымысел автора. Конечно, есть усредненные композиции, полученные путем долгих маркетинговых исследований и потому популярные у большинства. Dolce & Gabbana Light Blue и Lanvin Eclat d’Arpegio стали бестселлерами не потому, что помогли свести с ума миллионы мужчин. Просто эти запахи – узнаваемые и понятные. Цветочно-древесная свежесть на подложке из «молекул».

Кстати, о «молекулах». Самые известные – Iso E Super и Ambroxan. Первый пахнет прозрачно-древесно, со сладковатыми оттенками кедра и амбры, с легкими фенольно-ветиверным дымом. У второго – теплый сухой амброво-древесный аромат. Их магический дар привлекать внимание противоположного пола – еще один миф. Как и то, что «молекулы» подчеркивают естественный запах кожи, улучшают настроение, помогают очаровать кого угодно.

Мифотворцем невольно выступил талантливый немецкий парфюмер (и талантливый маркетолог) Геза Шон. В 2006-м он запустил бренд Escentric Molecules и, не особо заморачиваясь со сложными композициями, взял за основу аромата Molecule 01 изо е супер в концентрации 100%, а в аромат Escentric 02 включил амброксан. Эти запахи в природе не встречаются, поэтому большинству людей незнакомы – а значит, вызвали интерес. И конечно, сразу возникли легенды об их чудодейственных свойствах.

Еще одно волшебное качество «молекул», которое сводит с ума пользователей, можно описать как «я не слышу аромат на себе, зато другим нравится». Здесь все просто. У этих веществ сравнительно большая молекулярная масса, поэтому они оседают на обонятельных рецепторах, с некоторой вероятностью их блокируя. Поэтому на себе обладатель их может не ощущать. а почему другим нравится – читайте выше. Опять никакой магии, чистая химия.

А теперь самая грустная новость. Духи не имеют ничего общего с сексом даже в плане половой принадлежности (от англ. sex – «пол»). Различать ароматы по гендерному признаку начали в 1902 году, когда Guerlain выпустил пару Voilette de Madame и Mouchoir de Monsieur – причем без маркировки «для нее» и «для него». А реклама парфюмерии с участием моделей-девушек появилась после Первой мировой – это был маркетинговый ход, необходимый для роста продаж. До этого момента духи с фиалкой и розой носили все, и цветы не делали из мужчины женщину.

Современный мир становится гендерно нейтральным. А парфюмерия, как и другие культурные явления – литература, кино, мода – отражает социальные тренды. Так, компания Firmenich (один из крупнейших производителей отдушек и ароматизиторов) в 2018-м отказалась от гендерного разделения ароматов категории fine fragrance. Идея смелая, правда, в ближайшем будущем плохо реализуемая: слишком сильны стереотипы «женщинам цветы и сладости, мужчинам табак и дубовый мох».

Примерно те же процессы происходят с рекламой ароматов. Еще несколько лет назад в парфюмерном бизнесе исповедовали принцип «секс продает». Один из ярких примеров – рекламные имиджи первого мужского аромата Форда – Tom Ford for Men с флаконом, зажатым между женских грудей. Постер поспокойнее был у Tom Ford Neroli Portofino: голая девушка, сидя на голом же парне, льет на него духи прямо из флакона, оба смеются. Понятно, провокатор Том довел идею соблазна до сарказма, но работало ведь.

фото из рекламной кампании Neroli Portofino, Tom Ford

Сейчас реклама духов меняет вектор и все реже обещает «сложить в штабеля» всех мужчин вокруг. Одними из первых от такого подхода отказались в Chanel, осознав, что патриархальные ценности не помогут завоевать поколение Z – самую желанную и самую сложную покупательскую аудиторию. Поэтому в роликах Chance модели играют цветными флаконами в боулинг, а в микрофильме Gabrielle актриса Кристин Стюарт, такое чувство, бежит полосу препятствий.

Видео для Chloe Nomade – о независимости и путешествиях. Главный посыл Kenzo World – делать то, что нравится, например, танцевать. О том же – визуальный ряд Hermes Twilly. Ноль секса и мужчин для соблазнения в радиусе километра. Новый секс – это путешествия, независимость, самореализация. И полное отсутствие привязки к мужчине как к благодетелю.

Разумеется, это не только парфюмерный тренд. На рынке нижнего белья – вот уж сфера сексуальнее некуда – тоже перераспределение ценностей.

В Victoria’s Secret заявили о падении спроса на пушапы, увеличивающие размер груди.

 Экс-совладелица Agent Provocateur Серена Риз запустила марку не будуарного, а удобного белья – Les Girls Les Boys. Даже в области фотографии сменились приоритеты. По данным New York Times, которые провели анализ продаж фотоагентства Getty Images: если в 2007 году лучше продавались снимки обнаженных женщин под минимальным прикрытием одежды, то десять лет спустя их место заняли туристки в пуховиках на фоне гор.

Так что ответ на вопрос «можно ли соблазнить с помощью аромата?» однозначен: нет. Парфюмерная композиция способна дополнить образ, но ни красоты, ни остроумия, ни сексуальности не добавит. Надеть ли аромат на первое свидание? Конечно. Но для начала – либо узнать вкусы человека, с которым встречаетесь, либо нанести всего каплю «секретного оружия», чтобы не испортить первое впечатление (а еще на духи бывает аллергия).

А вообще, спросите себя: вы сами-то захотите встречаться с мужчиной, который не нравится внешне, неинтересен как собеседник и раздражает своим поведением – зато духи у него классные? Вот именно. Парфюмерией мы пользуемся для себя. Если аромат нравится лично вам, он точно добавит 100 очков к уверенности в себе, а значит, и к сексуальности. В этом и есть его суперсила.