Как выбирать духи, если ничего не нравится? Почему запахи так важны после ковида и декрета?

  1. Ароматы
Как выбирать духи, если ничего не нравится? Почему запахи так важны после ковида и декрета?
Как выбирать духи, если ничего не нравится? Почему запахи так важны после ковида и декрета?

Вместе с парфюмерным критиком рассуждаем о самых попсовых духах, цветочных ароматах и о том, что моду на парфюм задают не трендсеттеры, а химики. 

Каждый выпуск подкаста Flacon Magazine «Нестыдный вопрос» — это ответ на вопрос о нашей физиологии, который многие стесняются задать врачам. Ведущая подкаста, главный редактор Flacon Magazine Стася Соколова, вместе с редакторами обсуждает какой-то нестыдный — а на самом деле для многих людей стыдный — вопрос с врачами доказательной медицины. Наша цель — победить стыд и неграмотность. Мы хотим знать все о своем теле, чтобы быть здоровыми и счастливыми.

В десятом выпуске подкаста мы говорили об обонянии и духах. Нестыдные вопросы о запахах мы задавали Ксении Головановой — парфюмерному критику, создательнице телеграм-канала Nose Republic и одноименной парфюмерной марки. 

Читайте расшифровку этой беседы, чтобы узнать:

  • почему нас так пугает потеря обоняния — после операции, стресса или ковида;
  • о парфюмерных трендах;
  • о влиянии пандемии на парфюмерную индустрию;
  • о том, почему ольфакторная пирамида — весьма условная вещь;
  • почему нам так тяжело описывать словами любимые запахи.

Выпуск 10. Как выбирать духи, если ничего особо не нравится?

Чтобы послушать подкаст прямо тут, нажмите кнопку Play.

Стася Соколова,

главный редактор Flacon Magazine

Лера Бергман,

SMM-менеджер Flacon Magazine

Ксения Голованова,

парфюмерный
критик

О важности запахов

Стася: Недавно я прочитала новость, что одна винная компания ищет сомелье, у которого исказился вкус после ковида. А ведь сейчас на свете еще больше людей, у которых исказилось обоняние после ковида. Им все пахнет не тем и все невкусно или вообще не пахнет. Мне кажется, это ужасное, тревожное состояние, ведь ты теряешь контроль над запахом своего тела, не можешь его ощущать и не можешь знать, как ты сейчас пахнешь! Вот ты, кстати, сама теряла запах в последнее время?

Ксения: У меня было два эпизода аносмии — мы называем так частичную или полную потерю обоняния. Я до сих пор очень хорошо помню это ощущение. Первый раз, довольно много лет назад, мне сделали сложную операцию, и где-то на третий день после операции я потеряла ощущение запахов! Не знаю, с чем это было связано, может быть, это был какой-то сильный стресс, может, запредельная концентрация антибиотиков в организме. Но до сих пор помню, что чувствовала будто прозрачную пленку между собой и миром. То есть запахи пропали вообще, и чай превратился просто в какую-то коричневую воду, шоколад — в какую-то безвкусную замазку. Помню, что медсестра, которая приходила мне ставить капельницы за две недели до этого, всегда сильно пахла лекарствами. Но вдруг она перестала пахнуть вообще, и это было страшное ощущение, как будто у нее просто стерли часть лица, глаза или рот. И когда я в этом году сделала прививку от коронавируса, на десятый день у меня тоже пропало обоняние. Но восстановилось все довольно быстро, где-то за пару дней.

Стася: Я во время беременности, как и многие, не пользовалась духами, но однажды мне вдруг захотелось побрызгаться. Когда я надушилась, помню, что я такое удовольствие ощутила просто от вкусного запаха духов! Удивительно, что это так важно в жизни человека.

Ксения: У меня после беременности был такой эффект. Я не пользовалась долгое время духами, мне почему-то казалось, что ребенку это будет неприятно. А потом, когда я перестала кормить грудью, вновь начала пользоваться духами и поняла, что все, что было до этого, вызывает у меня какое-то отторжение. И вот с тех пор началось мое погружение в нишевую парфюмерию, потому что что-то изменилось на уровне тела, на уровне физиологии и просто запахи стали восприниматься иначе.

Как выбирать духи, если ничего особо не нравится?

Стася: Есть люди, которые вроде все обоняют, они все запахи чувствуют, но никаких мурашек от ароматов у них по телу не бежит, им все более-менее ок. Они просто не могут выбрать, не потому что не чувствуют аромат, а потому что ничто не отзывается в душе. Как бы ты им посоветовала выбирать запахи?

Ксения: Поскольку подкаст называется «Нестыдный вопрос», то для начала я бы посоветовала вообще перестать стыдиться на эту тему, потому что, да, парфюмерия сейчас очень модная область искусства, но это не значит, что в нее необходимо прям влюбляться. То есть у всех свои средства самовыражения. Меня, например, совсем не влюбляет макияж, я не пользуюсь декоративной косметикой, это нормально. Такая же история с запахами. Но если есть желание погрузиться в эту тему, то совет дико простой: начать очень много нюхать всего, чтобы понять, что нравится, хотя бы на уровне каких-то основных ингредиентов. То есть ходить, нюхать, собирать свой ольфакторный багаж, на основе которого потом и возникнут предпочтения.

О модных запахах

Стася: Духи — очень модная вещь. А еще это мощный инструмент воздействия на других. По запаху ты можешь кому-то понравиться на собеседовании, можешь произвести какое-то впечатление. Какие запахи сейчас самые модные, а какие переживают не самые лучшие времена?

Ксения: Во-первых, тут надо сказать, что моду на духи формируют, как ни удивительно, не сами марки или какие-то звезды, а в первую очередь парфюмерные химики. Вдруг появляется новый ингредиент, который сделали в какой-то лаборатории, или новый душистый материал, который нашли на экзотических островах, — словом, в палитре парфюмера появляется новая краска. И ее все начинают активно использовать, поскольку новизна всегда притягивает. И у нас разом появляется новое поколение духов с каким-нибудь ландышем, например.

Что касается реальной моды на те или иные запахи сейчас, то я замечаю возвращение интереса к духам, про которые толком ничего нельзя сказать сразу, про какие-то абстрактные композиции, которые не пахнут чем-то конкретным. Например, ты не можешь сказать, что вот это роза, это жасмин. Это какие-то суперабстрактные запахи города, которые замечательно вписываются в нашу активную, бегучую жизнь. То есть это такие духи, которые ты, условно, можешь надеть на детский утренник, а потом побежать в них на работу, потом вечером пойти в театр в тех же духах, и они никого не смутят, никого не задушат, ни у кого не вызовут вопросов. Это такие абстрактные древесно-мускусные композиции, которые говорят: «Я человек с хорошей гигиеной». Классический пример таких духов — Escentric Molecules. Они действительно хороши тем, что не вызывают никаких прямых ассоциаций, ты не можешь сказать, что это пахнет пляжем Барселоны, моей первой любовью или чем-то еще. Они просто пахнут городской средой. Поэтому такие духи появляются почти у всех марок, которые быстро хотят заработать денежек.

Стася: Можно сказать, что это самые модные запахи сегодня?

Ксения: Да! Эфемерная химия сейчас обладает большим спросом, огромной палитрой всяких молекул. Все эти духи довольно рукотворные на запах, то есть мы не можешь сказать, что они пахнут лесом, но тем и хороши.

О первых необычных духах

Стася: Был ли у тебя какой-то аромат, который раскрыл тебе нишевую парфюмерию, твою новую профессию?

Ксения: Мы с подругой поехали в Берлин и пошли там в универмаг, где на первом этаже в парфюмерном отделе стояла марка Serge Lutens, про которую я тогда ничего не знала. Мы подошли в этому стенду, и там были духи, которые называются Gris Clair. Я их понюхала и поняла, что — ого! — реальная парфюмерия — это не просто хорошо пахнуть, это очень сильное чувство. Потому что даже мне (моя работа — описывать духи профессионально) сложно описать, чем они пахнут. Это запах одновременно горного тумана и раскаленного пара от утюга, то есть это такой удивительный контраст температур во флаконе. Я даже не знала, что у духов может быть такой удивительный эффект, что ты их ощущаешь не только носом, но и практически кожей! То есть это такие духи, которые обдают тебя и жаром, и холодом. Я совершенно в них влюбилась, купила сразу два флакона. Спустя много лет это до сих пор мой любимый аромат.

О парфюмерии в Росcии

Ксения: В Москве, в России в целом мы постоянно жалуемся, что не хватает какой-то марки, ничего нет, но на самом деле в стране с парфюмерией все обстоит очень хорошо. Многие зарубежные парфюмерные премьеры запахов проходят у нас, мы вообще в авангарде парфюмерного движения на фоне там какой-нибудь Германии, Швейцарии, Австрии. Мы дико продвинутые парфюмерные потребители.

О парфюмерии в эру ковида

Ксения: Ковид очень сильно повлиял на парфюмерную индустрию, но не только напрямую. Да, действительно многие люди стали чувствовать запахи меньше, но это временный эффект, я хочу всех успокоить. Мы не знаем ни одного случая, когда после ковида обоняние бы не восстанавливалось. The Washington Post провели свое исследование, проанализировали свыше 20 тысяч отзывов на Amazon на душистые ароматические свечки. Они взяли самые популярные свечи, и выяснилось, что их рейтинг за год пандемии упал в среднем с 4–4,5 звезды до 3. Связано это с тем, что люди просто перестали чувствовать их запах или запах искажен: там ваниль, а тебе пахнет прогорклым маслом, такое тоже бывает. И конечно, сейчас парфюмерные производители дико нервничают, что из-за этого всем их духи какие-то нестойкие, пахнут странно, многие жалуются. Но есть и другие косвенные последствия для индустрии. Например, вы, конечно же, знаете, что эта индустрия очень закрытая. То есть до этого от производителей парфюмерных марок мы слышали очень мало. Они оповещали нас о каких-то промоакциях, скидках и так далее, но в целом это была достаточно герметичная среда. Что в ней происходит, как делаются духи, мы толком не знали. Во время пандемии из-за того, что магазины были закрыты и приходилось продавать духи онлайн, а это тяжело, ведь человек не может понюхать, он вынужден покупать вслепую, все марки, которые хотели выжить, шли на прямой контакт с потребителем. Они начали устраивать бесконечные прямые эфиры в инстаграме, показывать свои лаборатории и плантации, на которых добывают душистое сырье. Короче говоря, индустрия потребителю раскрылась, и потребитель в нее влюбился. Мы увидели, как это делается. И вот только те марки, которые сделали такой шаг и прогнали туман мистификаций, выжили! И я думаю, этот эффект постоянный. Так все поняли, что общаться с потребителем — это здорово и никого уже в XXI веке тайны, загадки не интересуют, а манят как раз открытость и знание того, как продукт производится.

О будущем цветочных ароматов

Стася: Расскажи про цветочные запахи, какие у них перспективы?

Ксения: Роза, я думаю, будет популярна всегда. У нее действительно какой-то особенный запах. Он дает много возможностей парфюмерам для самовыражения, его можно встраивать совершенно в разные контексты, короче говоря, с розой можно сделать все. У нее очень мощный символический багаж. У всех есть с ней какие-то ассоциации. Byredo выпустили новую розу, которая называется Young Rose, что очень иронично, потому что роза у большинства ассоциируется с чем-то старым.

А вообще, рынок сейчас настолько сегментирован, что свои любители найдутся у любого формата и жанра. То есть сегодня любая парфюмерная марка может рассчитывать на успех (пусть даже скромный). Потому что, правда, потребителей парфюмерии большое количество, и у всех вкусы разные. Поэтому я бы не стала категорично говорить, что, например, цветочные духи в прошлом, но в целом реалистичные ботанические зарисовки на тему цветов и растений сейчас немного отходят.

Об условности ольфакторной пирамиды

Ксения: Есть такое понятие, как ольфакторная пирамида — это конструкция, по которой мы выбираем духи. Но она дико условная, потому что ту же розу могут представлять сотни разных ароматических соединений, и все эти соединения имеют совершенно разный запах! Так, ты увидишь в пирамиде розу, но это множество фрагментов этого слова. И разые духи с розой при этом будут пахнуть совершенно по-разному. Поэтому все, конечно, надо нюхать. Потому что слово «роза» или «жасмин» просто так тебе ничего не скажет.

О духах-бестселлерах и том, как их носить

Ксения: Вот феномен великих и ужасных духов Baccarat Rouge 540, которые очень популярны, но почему-то в нашем парфюмерном сообществе часто снобируются. Духи хорошие на самом деле, у них очень узнаваемый запах, а это большая редкость. Но многие просто перебарщивают, наносят 10–15 пшиков. Понятно, что у окружающих это может вызывать противоречивые реакции. Я думаю, то же самое происходит с «молекулами» по той причине, что в этих духах довольно много мускуса, а к мускусам не все мы чувствительны. У мускусов достаточно большие молекулы, и мы можем не улавливать их запах, все время кажется, будто мало пахнешь, а для окружающих он уже может быть сильным.

Лера: А что вообще насчет общественного осуждения за ароматы, которые когда-то стали модными, а потом все начали их хейтить. Есть такое в парфюмерном сообществе? Просто мне кажется, если человек уже продвинутый, то он не будет осуждать за то, что человек просто носит аромат, который ему нравится.

Ксения: Мне кажется, единственный случай, когда ты можешь учитывать мнение окружающих при выборе духов, — если ты работаешь в каком-то месте, когда вокруг тебя сидят люди. Есть смысл прислушаться к людям, если они говорят, что у них болит голова. Относительно того, какими духами пользоваться, я думаю, что вообще не стоит никого слушать, а в российском парфюмерном сообществе, конечно, много снобизма, особенно у неофитов. Когда человек только начинает чем-то интересоваться, ему всегда хочется сделать свое мнение более весомым, часто это идет за счет осуждения мнения окружающих.

О том, как описывать запахи

Стася: Ты сказала, нужно нанюхиваться, чтобы что-то искать и выбирать, что нравится. Но есть состояние, когда ты вроде все нюхаешь, но не можешь это описать. Хочется, чтобы ты дала таким людям маленький словарик.

Ксения: Вообще, проблема с описанием запахов очень старая. Во-первых, по той причине, что у нас действительно нет какого-то абстрактного языка. Мы не можем точно сказать, чем пахнет тубероза, поэтому мы будем говорить о фруктовой грани, о кокосовых нотках, то есть через сравнения с другими продуктами. Это связано с физиологической проблемой — ведь от обоняния до канала речи очень длинный и сложный путь, между ними очень слабая связь. У нас крепкая связь с запахами, мы отлично их запоминаем, а вот с центром речи у нас такой связи нет, поэтому говорить о запахах реально очень сложно. Во-вторых, я просто предлагаю описывать запахи через тот багаж ассоциаций, который у вас есть. Я, например, не боюсь описывать запахи через цвета, почему запах не может быть красным? Можно брать ассоциации из искусства. А еще нужно не стесняться говорить о духах так, как тебе хочется.

Подписывайтесь на подкаст Flacon Magazine в любой программе, где слушаете подкасты.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно