"Я сделал операцию по уменьшению желудка": личный опыт

  1. Люди
"Я сделал операцию по уменьшению желудка": личный опыт
"Я сделал операцию по уменьшению желудка": личный опыт

В 23 года Дмитрий Протопопов сделал операцию по уменьшению желудка — рукавную резекцию. И год спустя рассказал автору Flacon Ирине Кузьмичевой о проблемах полных людей в России и о том, каково это – иметь желудок, как у котенка.

Журналист, специалист по PR и со-основатель коммуникационного агентства «Мне нравится» в Перми, Дмитрий с упорством олимпийского чемпиона испытывал на себе диеты и спорт. Но выиграть соревнование с лишним весом ему помогла только бариатрическая хирургия.

Дима, когда ты стал набирать вес?

Я уже в детском саду был самым высоким и пухлым. В школе весил больше сотни килограммов, на медосмотре в военкомате — 224. Старался худеть по принципу Майи Плисецкой «Не жрать!». Пробовал не есть мучное, жирное, но все равно срывался. И к моменту операции весил 219 кг при росте 185 см.

Для операции были медицинские причины?

Нет. Не всегда у полных людей проблемы с физиологией. Меня несколько раз обследовали, когда я учился в школе, потом в университете и перед операцией. Гормональных сбоев не нашли.

Эндокринолог разбирается со следствием, а не с причиной. А она, думаю, была не в щитовидке и не в гормонах, а в голове. Ребенком начал есть очень много, особенно сладкого, желудок расширился. Знаешь, как принцип домино: началась череда событий, которые привели к такому результату.

Расскажешь, что за события?

Возможно, сбой режима сна. Я очень много читал по ночам, я же был романтизирующим школьником. А вставал в 6-7 утра, еще ходил в музыкальную школу, готовился к школьным олимпиадам, занимался общественной работой. Короче, спал мало, ел много. Конечно, уже тогда надо было топать не к эндокринологу, а к психологу и решать проблему с головой. Но это ж город Березники.

Думаешь, общение с психологом помогло бы избежать операции?

Сейчас всем нужно к психологу, и мне тоже. Но не думаю, что без операции обошлось бы. Перед резекцией мы честно поговорили с врачом. Бегать с таким весом мне нельзя, «отвалятся» колени. Качалка отразится на суставах. Бассейн обожаю, но это ж сколько надо наплавать, чтобы сбросить сотню килограммов? Я ходил в бассейн примерно полгода, но перестал: насмешки, все дела.

В школе дразнили?

Конечно. Ну а как без этого? Дети вообще злые. Толстым дразнили неоднократно. У меня еще и фамилия сложная для детского восприятия. Как объяснить ребенку происхождение слова «протопоп»? Очевидно, все это вызывало определенную реакцию. Но в какой-то момент она даже помогла мне.

Интересно, как?

У толстых есть три варианта. Первый — сложить ручки и обижаться на окружающих. Это у меня не очень получалось, я не такой по психотипу. Второй — похудеть, и это тоже не получалось, несмотря на попытки родителей помочь мне. Оставался последний вариант — найти способ как-то с этим существовать.

Когда тебя дразнят, ты закрываешься в себе и начинаешь чем-то увлекаться. Кто-то рисует, кто-то занимается математикой. А я много читал. Благодаря этому отлично учился по всем гуманитарным наукам, был старостой класса и президентом школы. При этом за словом в карман не лез, умел четко обосновать свою позицию и разговаривать с учителями, убеждать, чтобы контрольную сегодня не проводили.

Еще участвовал во всех школьных постановках, концертах, был в этом успешен и не стеснялся выступать. Занимал детские лидерские позиции. Не уверен, что это бы случилось, если бы не проблемы с весом.

Достаточно взрослая позиция для школьника.

Вера родителей в меня, их помощь выливалась в то, что я реализовывался в том, в чем был силен. Мне дома говорили: ты молодец, ты лучший, дерзай.

А друзья были?

Конечно. Я не был изгоем. Чтобы не стать им, я стал интересным, общительным, умел поддержать разговор. Красивые мальчики очень успешны. Спортсменам тоже находится место в школьной вселенной. А жирненькие не пользуются успехом, в том числе у девочек. Зато пухлый мальчик с мозгом становится открытым для всех, душой компании, любимцем учителей. В универе все эти компетенции только усилились.

Рассказывай про диеты.

Диеты? Ну куда без них! Несколько раз в жизни я сбрасывал очень много. Первый — когда в 10 классе уехал отдыхать на Черное море в лагерь «Орленок». Делал зарядку, ел овощи, фрукты, мясо, много ходил. За две недели скинул 20 кг, у меня появилась шея.

Второй раз сбросил вес на первом курсе журналистики в Пермском государственном национальном исследовательском университете. Жил в общаге, ставил эксперименты над организмом. На гречке и капусте быстро и много скинул. Тогда же были треклятые занятия физкультурой. Я это ненавидел, но вставал и шел на лыжную базу. И нормально похудел, не знаю сколько в килограммах, всегда сужу по обхвату шеи. Она снова появилась, пиджак начал сходиться.

Понятно, худел быстро. А результат долго держался?

Я уже потом понял, что делал неправильно, и быстро худеть никому не советую. Это сильно аукается. Чтобы у организма не случился шок, нужно худеть на 2 кг в месяц под контролем специалиста. Любой сильный стресс ведет к тому, что ты срываешься и вес возвращается. В какой-то момент я смирился, что буду полным всю жизнь, и перестал бороться.

Надолго тебя хватало?

На полторы-две недели. Максимальный период диеты длился месяца два. Сейчас я одну плитку шоколада могу есть полторы недели, по дольке утром. Это для меня значит «срываться».

Давай о бытовухе. Удобно было ездить в общественном транспорте?

Самое неудобное даже не общественный транспорт, а самолет. До операции я всегда пристегивался дополнительным красным таким ремнем для больших людей или мам с маленькими детьми. Мне неудобно, соседям неудобно, мне неудобно, что им неудобно. Первый раз было жутко неловко просить стюардесс принести такой ремень. Здорово, когда они сами догадывались, это избавляло от чувства неловкости.

А в кинотеатре?

Впихивал себя в кресло.

То есть для людей с инвалидностью среда более-менее приспособлена, а для полных людей нет.

Учитывая, что полных людей много, грустно, что для них нет условий, а в магазинах нет нормальной одежды. Ты и так чувствуешь свою непохожесть на других и ущербность, а еще и бытовые мелочи добивают. Не знаю, как это изменить.

И вот тебя все достало и ты решил сделать операцию. Причина прежде всего в весе и физическом самочувствии? Или ты таким образом хотел решить другие проблемы?

Все вместе. А еще надоело тратить деньги на одежду для полных, которая стоит намного дороже, а выглядит всегда ужасно. Да и названия магазинов заставляют полных людей чувствовать себя ущербно: «Большие люди», «Биг Бен». Понятно, что в нейминге пытаются отразить специфику магазина, но это можно сделать деликатнее.

Есть несколько видов бариатрической хирургии: бандажирование, шунтирование, рукавная резекция. По каким показаниям выбирается нужный?

Сложно сказать. Я не врач. Все зависит от результатов обследований, анализов. В моем случае вес был такой большой, что других вариантов, кроме рукавной гастропластики, или резекции, не было.

Резекция — один из самых распространенных методов. Отсекают половину желудка, по форме он становится не продолговатым, а как большая толстая трубка. Еда в нем надолго не задерживается».

Отрезать полжелудка — не пойти подстричься, обратно не отрастет. Сложно было лечь под нож?

До операции я работал в новостном издании, занимался темой медицины в Перми. Наверное, это мне помогло спокойнее, чем обычным людям, относиться к ситуации с резекцией.

Не самая веселая тема.

Вот и я через пять месяцев почувствовал эмоциональное и физическое выгорание. Я устал, у меня депрессия, ни работа, ни личная жизнь не приносят удовольствия, лишний вес никуда не девается и есть не могу то, что нравится. Перед прошлым Новым годом я взял тайм-аут.

Тогда родители мне предложили приехать в платную клинику в Воронеже, скинули мне материалы, предложили врача по бариатрической хирургии. Я поехал навестить родителей и заодно сделать операцию.

В России бариатрическая хирургия не входит в полис ОМС – дорого. Бред, конечно, потому что у нас проблема с желудком — одна из главных наравне с сосудистыми заболеваниям. И я уехал, не зная, что меня ждет. Конечно, почитал, посмотрел, но это был новый опыт.

Был какой-то «пинок»?

Решающим фактором стали родители. Они сказали, что если проблема в деньгах, то помогут оплатить операцию. И я подумал: если не сейчас, то никогда. В общей сложности операция со всеми анализами стоила около 150.000 рублей. Недешевое удовольствие. И не удовольствие совсем.

И родители сделали тебе такой подарок на Новый год.

В конце декабря я лег в платное отделение. За полтора суток мне сделали необходимые обследования, приняли решение удалить еще и желчный пузырь. Из-за неправильного питания в нем образовались камни, которые могли попасть в желчный проток. Еще полдня готовили к операции. И в одно прекрасное или ужасное утро я лег на операционный стол. Операция длилась часа два. Во время операции стол подо мной сломался. Меня переложили на другой и продолжили.

Трагикомедия какая-то. И вот ты проснулся.

Проснулся в реанимации (это нормальная практика) с дикой болью: как будто внутри все прогладили утюгом. Первые сутки каждые 15-20 минут нужно переворачиваться с боку на бок, чтобы желудочный сок не застаивался. Из реанимации я уже вышел самостоятельно, на следующий день. Очень аккуратно начал ходить.

Есть тоже больно было?

Первые несколько дней больно и ничего нельзя есть, пить совсем немного: за сутки я выпил одну маленькую чашку воды. Пить так хотелось, что я вспомнил уроки биологии о том, что часть жидкости мы потребляем из окружающей среды с помощью кожи. И я мочил руки в прохладной воде, пить хотелось меньше. На второй день дают «подкрашенную жидкость», как ее называют врачи — слабый чай или сок без сахара. На третий день можно было пить что-то вроде бульона. Бульон — это восторг!

А что с режимом и запрещенными продуктами?

Сразу после операции есть сложность: желудок стал меньше, а желудочный сок вырабатывается почти в прежнем объеме. Поэтому есть нужно по режиму: каждые два часа что-то съедать и пить много воды, иначе тошнит желчью. Не самое приятное это описывать, а в жизни еще более мерзко.

Удаление желчного пузыря тоже отражается на рационе: жирное, соленое, острое и сладкое можно по чуть-чуть. Я читаю лекции студентам три часа без перерыва. У меня с собой небольшой леденец или бутылка с чаем. Иначе будет тошнить. Сейчас желудок немного подрастянулся — это нормально.

Может растянуться до прежних размеров?

Если много есть – да. После операции его объем 300-350 граммов, почти как у котенка. Если съедаю больше, это автоматически выходит назад.

Объем желудка уменьшается, а аппетит?

После операции мозгу нужно время, чтобы перестроиться, понять, как жить с новым желудком. Мы испытываем чувство голода, когда еда не касается стенок желудка, то есть когда он растянут. Сейчас он маленький, еда его заполняет, чувство насыщения наступает быстрее. После операции есть просто больно, поэтому привычки меняются. Больше маленькой тарелки я не съедаю, иначе становится плохо.

Я привыкал несколько месяцев. И каждый раз, когда хотел есть, спрашивал себя: я хочу есть или пить? А что я хочу есть и хочу ли вообще? Раньше так не получалось».

Долгая была реабилитация?

Конечно. У реабилитации несколько этапов. Первые три месяца очень осторожное питание: только жидкое и пюреобразное. К концу первого месяца уже ел немного твердой пищи: кусочек куриной грудки, не разминая в блендере. Продукты добавлял постепенно, но до сих пор не попробовал, например, творог, что угодно с майонезом вроде сельди под шубой. Не знаю, какая на это будет реакция сейчас.

Вкусовые ощущения тоже меняются?

Да. Например, я обожал помидоры. Сейчас продолжаю их любить, но есть не могу: организм не воспринимает. С детства обожаю печеный картофель в мундире. Раньше мог съесть тарелку, сейчас — две штуки, не больше. Еще мог пить холодное молоко литрами, теперь только немного добавляю в чай или кашу. В общем, научился прислушиваться к себе.

Столько всяких «нельзя».

На самом деле не так уж и много, просто надо искать варианты. Хочется сладкого — съешь яблоко. Любишь виноград – ешь по чуть-чуть.

Всю оставшуюся жизнь так будет – тошнота, боль?

Нет. Главное – себя контролировать, питаться по графику и не есть запрещенку.

Сейчас как питаешься?

Утром сразу завтракать не получается, ем в два захода. Сначала что-то легкое – чай и кусочек банана. Через полтора-три часа – маленькую тарелку кашки, супа или салата. Ем это медленно, полчаса.

На обед – фрукт, овощ или кусочек мяса. Перекус – кусочек шоколадки или творожного сырка или черного хлеба с сыром и огурцами. Стараюсь ничего не жарить, продукты тушу, варю или запекаю. Оказалось, что для меня, чем проще еда, тем лучше: меньше риск, что желудок среагирует как-то не так.

Складывается впечатление, что резекции достаточно и после нее вес сам уходит.

Я похудел, не прикладывая особых усилий. Еще помогло, что после операции меня пригласили на новую работу — интересную и хорошо оплачиваемую. Ходил до работы 40 минут пешком и стал быстро терять вес.

Какой эффект заметил?

Положительный. Сейчас я вешу 148 кг. За полгода ушло почти 80 кг – можно сказать, лишнего человека с себя скинул. Раньше под вечер у меня болели пятки, колени и спина. Сейчас такого нет.

А минусы есть?

После операции стало укачивать в автомобиле и самолете. Поэтому всегда беру с собой конфеты. Первый перелет после операции был очень болезненным. Я еще привыкал к новому себе и не предусмотрел этот момент, оставил конфеты в багаже. Замучил стюардесс, все время просил воды.

Ты серьезно похудел. А делал пластику по удалению лишней кожи?

При выписке врачи меня приглашали через год на пластику. Конечно, у меня много обвисшей кожи, но 200 тысяч рублей на подтяжку пока не накопил.

Как теперь со сладким?

Мороженое ем, но редко. Соки – только без сахара. Сегодня вот купил штук десять конфет с халвой, мне этого хватит на две недели. До операции мог съесть целый торт, иногда скучаю по тем временам.

Вес твоей мечты?

У меня нет цели стать Дюймовочкой. Я понимаю, что даже если еще сильно похудею и сделаю пластику, не стану тростинкой. Чтобы чувствовать себя комфортно, нужно пойти в спортзал, бассейн, но пока не могу через себя переступить.

Изменился ли стиль одежды?

Одежда — это моя боль. С одеждой для полных в провинции сложно, еще и кислые лица продавцов. Спасают интернет-магазины. Мне сказали, что после операции я буду худеть в течение полутора лет. Круто! Я даже стал чаще носить яркие цвета.

Вначале ты говорил, что прежде чем решиться на операцию, лучше сходить к психологу. Похудев, ты решил свои проблемы?

Постепенно решаю. Одни изменения всегда запускают другие. Например, мы с друзьями открыли свое коммуникационное агентство в Перми.

Жизнь меняется к лучшему.

Знаешь, когда я на это все решился, я не то чтобы хотел изменить свою жизнь. Я просто решил не тянуть, потому что дальше будет тяжелее со здоровьем. На всех тренингах советуют полюбить себя, так и получилось. Я стал больше ценить свое время. Раньше мог всю ночь делать отчет, а сейчас лучше посплю. Или буду есть курицу с сельдереем в опен-спейсе на глазах у 60 коллег, а не ждать обеда. Потому что, чтобы худеть, мне нужно есть.

Конечно, игра стоила свеч. Еще бы она не стоила таких больших денег.

Фото обложки: catelloo

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
  • Не может быть, чтобы у человека весом 200+ кг не было проблем с гормонами. Они могут быть вторичными, но точно будут
  • https://zen.yandex.ru/media/id/59babce348c85e656cc5fd1b/umenshenie-jeludka-bez-operacii-v-izraile-i-bariatriia-5db426888600e100b1da8166
  • Сегодня в Израиле можно уменьшить желудок без операции по методу ЭндоЗип или POSE с трансоральным эндоскопическим подходом
Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно