Личный опыт: как я стала доулой

  1. Люди
Личный опыт: как я стала доулой
Личный опыт: как я стала доулой

Даша Уткина окончила психфак МГУ и перепробовала себя во всех интересных ей форматах: работала стилистом в журнале, делала детскую одежду, продюсировала съемки и мероприятия для глянца, организовывала активности для детей и была экспертом по программе Child Friendly Cities в ЮНИСЕФ. А еще все это время, начиная с 2009 года, помогала беременным разобраться с темой родов. Сначала в качестве хобби и «несерьезной» профессии, а потом в режиме фултайм-работы.

Даша Уткина,

доула и клинический психолог

«Смотрите, это Даша, и она… доула!

Как это — не знаете, кто такая доула? Вот сейчас Даша вам расскажет». Дашу выводят в центр комнаты, гости замирают в удивлении, вопрос, чем удивить гостей на домашней вечеринке, решен.

«В следующий раз буду рожать только с тобой!» — прыгает на меня королева ночного клуба. Это ее день рождения, все только что катались на белом пони в память о Бьянке Джаггер и «Студии 54». Я зашла увидеться с подругой в сиреневом парике. Сейчас полночь.

«Спасибо за волшебные роды!» Меня обнимает очень красивая девушка прямо в метро. Дети сидят рядом в некотором напряжении. Мам, ты что, рок-звезда?

Модный бар, я только что с воркшопа с австралийскими акушерками, где мы разбирали все про таз, связки и мягкие ткани в родах. Через 5 минут моя бездетная подружка подружки измеряет с моей помощью емкость своего таза и выясняет, что кесаревы роды не равно «без боли».

Когда я стала помогать женщинам в родах, и предположить не могла, насколько это важная и одновременно табуированная тема.

Если про соски-пеленки и прочее воспитание еще хоть как-то прилично говорить, то вот о родах и всей телесной и эмоциональной мощи этого процесса в интеллигентном обществе лучше молчать. Это просто физиология, этим занимаются врачи, нечего тут обсуждать, и готовиться тоже бессмысленно.

Я всегда была девочкой, которую взрослые не боялись оставить с малышом. В 18 лет у меня появилась младшая сестра, а в 22 я родила дочку. И так уж вышло, что тема родов меня всегда дико интересовала. Помню, как мы гуляли с подружкой по бесконечному пляжу на Бали и я рассказывала ей все-все-все, что к тому моменту узнала о родах.

Постепенно мое увлечение переросло в профессию. Я отправилась учиться вести занятия по подготовке к родам в Израиль и в Америку, в школу Birthing from Within. Там была дополнительная опция про доул — и внезапно оказалось, что в Москве есть женщины, которым хотелось пригласить меня на свои роды.

Так я и стала доулой. Скорее спонтанно, чем продумав заранее все шаги.

Что делают доулы?

Есть официальное объяснение: оказывают эмоциональную, физическую и информационную поддержку до, во время и после родов. Но это обычно ничего никому не проясняет.

Ну что там за поддержка? За ручку, что ли, держать и водички принести? И за это такие деньги?

Или вот информация: это что, я рожаю, а доула мне конспект с лекциями о родах зачитывает?

На самом деле доула — это такой проводник в современной культуре родов. Люблю сравнивать роды и путешествия. Кто-то легко срывается с места и обнаруживает себя посреди бешеного Дели и ни в каких гидах и проводниках не нуждается, но большинство людей все-таки предпочитают изучить местность, запастись картой, уточнить все, что можно, заранее, взять с собой надежного проводника. Кто-то любит путешествия с комфортом, а кому-то достаточно рюкзака и палатки. Доулы помогают сориентироваться в разнообразном мире родов и выбрать наиболее подходящий для себя вариант.

А чтобы выбрать, нужно узнать, какие вообще есть варианты.

Доула здорового человека не настроена фанатично на все естественное.

Доулы сопровождают роды в роддоме, поддерживают женщин в операционной во время кесаревых родов, в родах с обезболиванием и без него. Доулы помогают в родах, где малыш родился раньше срока, и в родах, где малыш ушел.

В России все еще принято считать, что доулы — это домашние/духовные акушерки, которые любой ценой и явно при помощи гипноза и прочей черной магии заставляют женщину рожать дома. Стоит только в городе случиться родам дома с трагическим концом, журналисты начинают звонить и допытываться, что же там такое сделали «эти доулы».

На самом деле доула — это просто такая сиделка в родах, с которой спокойно и, судя по исследованиям, проще рожается.

Но есть еще один аспект: само присутствие доулы в родах — не медика и не родственницы — обозначает процесс родов как событие, которое выходит за рамки только физиологии и даже интимного опыта между партнерами. Как считают современные исследователи, роды  это процесс, где у женщины и всех, кто рядом, довольно часто происходит встреча с духовным опытом. Не в смысле религии и просветления, а в смысле прикосновения к чему-то, что больше, чем ты сама и твоя привычная жизнь.

Роды — это процесс инициации: момент, когда не меняется мир, но кардинально меняются твой взгляд на него и твоя роль в нем.

Думаю, так много эмоций по поводу профессиональной немедицинской поддержки в родах возникает именно потому, что мы живем в культуре, где происходит постепенная и неуклонная медикализация почти всех важных жизненных событий: рождение, смерть, тяжелые переживания горя или утраты все чаще и чаще происходят в больнице и рассматриваются как опасное состояние, требующее лечения.

Это явление уже давно изучают социологи и антропологи, а еще в 1992 году вышла знаковая книга Робби Дэвис-Флойд, медицинского антрополога, которая описала современные роды в Америке как последовательность ритуалов инициации, мало связанных с обычной логикой объективного знания и естественных наук. В России о том же писала фольклорист Екатерина Белоусова в начале нулевых, а сейчас пишут социологи из ЕУСПб: Анна Темкина, Екатерина Бороздина, Дарья Литвина, фольклористы и антропологи из проекта Pragmema под руководством Светланы Адоньевой, антрополог Анна Ожиганова из Института антропологии РАН.

Современная медицина двигается в сторону целостной работы с человеком не как набором органов, но живой чувствующей системой, у которой помимо тела есть душа. Ну или как минимум психика и сознание.

Уже полно исследований, которые показывают, что такие факторы, как непрерывная поддержка, сохранение приватности во время родов, создание домашней обстановки, знакомая команда специалистов и учет нормальной физиологии родов, способствуют снижению количества медицинских вмешательств и повышают удовлетворенность опытом родов у женщин. Но все это пока очень далеко от реалий большинства российских роддомов.

Когда живешь в Москве, легко забывается, что совсем рядом есть города, где женщинам недоступна бесплатная эпидуральная анестезия, а в отдельных местах еще и практикуется принцип матери Терезы — о страданиях, которые очищают душу, you know.

И нет возможности оплатить роды по контракту, потому что такой опции просто не существует.

Зато есть множество медицинских манипуляций, которые давно остались за бортом корабля доказательной медицины и в большинстве развитых стран проходят под грифом «Представляете, какие варварские раньше были практики».

Вот мой любимый материал из Huffingto Post про восемь диких обычаев в родах, где бритье и клизма — стандартные процедуры в российском роддоме XXI века — описаны наравне с родами в ямку из листьев. Подробнее о других процедурах легко почитать по тегу #насилиевродах, а совсем скоро у кинокомпании «Амурские волны» выйдет серия на ту же тему, подготовленная журналисткой и автором телеграм-канала #вашумать Настей Красильниковой.

Да и в Москве до сих пор роды в нормальных условиях и со своей командой поддержки стоят как зарплата топ-менеджера, а бесплатно все еще не везде доступны даже элементарные вещи вроде возможности взять с собой доулу или видеться с родственниками после родов — не говоря уже о погружении в воду или мягких кесаревых родах.

Но зато есть коробка с вещами для младенца. Ее как раз недавно начали выдавать деньгами, и многие мамы именно их планируют тратить на доул.

Мне бы очень хотелось, чтобы такие базовые блага, как поддержка и доказательные практики помощи в родах, были доступны всем женщинам вне зависимости от их дохода и места проживания. Потому что это не вишенка на торте для принцесс, а фундамент для здоровых физиологичных родов с минимальным риском получить психологическую (да что там, вполне себе физическую) травму в процессе.

Работая доулой, я встречаюсь с женщинами, которые пережили опыт насилия, столкнулись с ментальными трудностями до или после родов, поэтому постепенно мой фокус внимания сместился на эти темы.

В 2017 году я сделала группу поддержки для мам с послеродовой депрессией #бережноксебе (сейчас там 8 тысяч женщин), а в 2019-м она превратилась в целый проект с сайтом, подкастом, инстаграм-страницей, которая за три месяца собрала 10к подписчиков без специальной рекламы, и нашим важным направлением — группами поддержки для женщин.

Тогда же, в 2019-м, я запустила нашу первую конференцию доул и сделала онлайн-курс о том, как опыт сексуального насилия влияет на беременность, роды и материнство.

Мне до сих пор удивительно, что я оказалась человеком, который ведет курсы подготовки к родам, работает доулой и считается экспертом во всех этих сложных темах про материнство, насилие и сексуальность.

Но похоже, мне до сих пор нравится всем этим заниматься. И единственное, на что я не могу пожаловаться уже больше 10 лет, — это то, что в жизни я не делаю что хочу. Еще как делаю. Самое удивительное — обнаруживать, что эти «хочу» нужны и интересны другим классным людям.

Узнать о проекте «Бережно к себе» подробнее, получить поддержку, а также помочь словом и делом можно тут.

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно