1. Здоровье
  2. Психология
18 мая 2022

Жизнь после антидепрессантов. Три личные истории

Да, антидепрессанты помогают при депрессии. Вот только мало кто говорит о том, что у них есть нехилые побочки. А после отмены у многих и вовсе меняется жизнь. Об этом в нашем материале — из первых уст и правдиво.

Мы все чаще слышим истории людей, которые почувствовали себя лучше на антидепрессантах. Но есть и другая сторона медали. Наши три героя расскажут, к чему нужно быть готовыми, если вам прописали эти таблетки.

Лиза, 31 год

Первый раз депрессия случилась у меня после рождения дочери, мне было 26 лет. Несколько месяцев я не понимала, что со мной происходит: непрекращающаяся тревога, бесконечные слезы, кошмары и навязчивые мысли о чем-то нехорошем, отсутствие желаний, агрессия по отношению к ребенку и сожаление, что я вообще стала мамой. К психиатру попала через несколько месяцев после родов. Мне диагностировали послеродовую депрессию и прописали антидепрессанты, совместимые с грудным вскармливанием. Я отрицала депрессию и не верила, что это действительно случилось со мной: у меня же все должно быть хорошо, есть включенный в заботу о нашем ребенке муж и помогающие родственники. Но тем не менее жить в постоянной тревоге и слезах было уже невозможно, и я начала курс антидепрессантов под наблюдением врача.

Когда мое состояние стабилизировалось, я не могла поверить: что, так можно было? Исчезли кошмары, я снова улыбалась, появилось много энергии, я перестала лежать и смотреть в стенку, не в силах успокоить плачущего ребенка. Просто летала, жизнь стала яркой и прекрасной, а материнство приносило радость.

Так прошло полгода, после чего я решила, что можно завязывать с антидепрессантами, и постепенно стала снижать дозировку.

Приняла это решение, когда у меня было ощущение, что я — суперчеловек, которому море по колено.

И вот спустя месяц после отмены таблеток я снова провалилась в черную дыру отчаяния и страха. Вернулись тревога и ощущение бессмысленности жизни со всеми вытекающими из этого мыслями и навязчивыми идеями. Через какое-то время я начала психотерапию, но там мне рекомендовали снова обратиться к психиатру.

Мне диагностировали депрессию и БАР третьего типа — циклотимию (психическое расстройство, когда человек испытывает колебания настроения между депрессией и приподнятым состоянием). Я снова начала принимать таблетки, только в этот раз их стало больше, к антидепрессантам добавились нормотимики. Меня пугало такое количество медикаментов. Чувствовала себя пропащей и неспособной справляться со своими трудностями самостоятельно. Прием лекарств фрустрировал, я постоянно думала о том, что с таблетками я ненастоящая. Вместе с тем боялась отказываться от них, так как не доверяла себе.

Тем не менее, почувствовав себя увереннее, я снова отказалась от таблеток и методом проб и ошибок нашла психотерапевта, с которым у нас случился коннект. До этого момента я обычно бросала терапию после пяти-семи сеансов.

С моим новым терапевтом таблетки уже были не нужны. И я уже знала, что только таблетки мне не помогут. Да, они быстро вытаскивают тебя из пропасти и поддерживают жизнь в нормальном состоянии, но без терапии ничего меняться не будет. Медикаменты — костыль, который помогает передвигаться во время восстановления, но он не вылечит тебя. В терапии я пробыла больше двух лет, и за этот период ни разу мне не потребовалась помощь психиатра.

К сожалению, это не конец истории. Перед пандемией мы с мужем разошлись, это был большой стресс. Я бесконечно плакала и была абсолютно подавлена. Таблетки снова вернулись в мою жизнь. Прошло полтора года, но психиатр все еще считает, что они мне пока нужны.

Думаю, что к антидепрессантам и другим психотропным препаратам действительно привыкаешь. Тебе хорошо, спокойно, тебя не бросает из депрессии в манию и обратно. Жизнь становится контролируемой и эмоционально стабильной. Но не покидает ощущение, что не можешь почувствовать настоящего себя. И в то же время боишься этого.

Александр, 26 лет

У меня биполярное расстройство второго типа. Но прежде чем я об этом узнал, я прошел около семи курсов антидепрессантов. Никто их мне не назначал, я почитал про то, какие бывают таблетки, в интернете, потом расспросил знакомых, которым таблетки назначили врачи. (Ни в коем случае не делайте так! Обратитесь к доктору, если считаете, что вам нужны антидепрессанты! — Прим. ред.) Я выбрал препарат и пил его до тех пор, пока не достигал ремиссии или пока побочки от лекарств не начинали сильно мешать жить. Закончив курс, я всегда ощущал синдром отмены: частые головокружения и brain zaps (ощущения маленьких электрических разрядов внутри мозга).

В прошлом году у меня случился мой последний депрессивный период. Вдруг появились проблемы со сном, частые перепады настроения. Чтобы справиться с этим, я, как обычно, начал курс антидепрессанта. Но потом все-таки решил сходить к психиатру.

Врач поставил мне диагноз БАР второго типа, прописал новые препараты, а от выбранных мною сказал отказаться, так как любой антидепрессант при биполярном расстройстве рискует из депрессии вывести не в ремиссию, а в гипоманию (эпизод биполярного расстройства, когда у человека постоянно хорошее настроение, повышенная активность и энергичность).

Этот отказ был самым легким из всех, так как проходил под контролем врача: он назначил мне схему отмены, так что за две недели я постепенно снизил дозировку и совсем перестал принимать. После походов к психиатру мне стало намного легче. Вот уже восемь месяцев у меня не возникает никаких рецидивов, что достаточно значимый период для меня.

Евгения, 30 лет

С июня по сентябрь жизнь била ключом: я сменила работу, съехала от родителей, завела отношения, а тревожность из-за резкой смены всего в жизни казалась нормой. Пока не произошел взрыв. Я поймала себя на том, что спокойно хамлю коллеге. И тут пазл сложился: оказалось, меня больше не радует любимый человек, меня злит каждая мелочь, и я даже не помню, чтобы меня что-то радовало.

Уже через три дня я набрала номер первой попавшейся в интернете частной клиники и записалась на прием. Психиатр прописал антидепрессанты и норматимики (таблетки, которые сглаживают побочные эффекты) и дал четкое наставление приходить каждый месяц за новыми рецептами, проверяться, ни в коем случае не бросать. И так в течение полутора лет.

Длительность лечения и запрет на алкоголь меня поразили. Я рассчитывала месяца на три максимум.

Таблетки я начала пить строго по рецепту, в указанной дозировке. Но эффект оказался подобен ядерной бомбе: я врезалась в косяки и не могла взять кружку. Ко второй неделе появилось подташнивание, а после сна — тяжелая голова. Где-то в середине месяца я думала снизить дозировку, но допила и пошла к врачу, который сказал, что препараты мне не подходят, и сменил их на другие, импортные. Они вообще не оказали никакого эффекта. Я начала терять веру в лечение и разрешила себе пить алкоголь. Это был самый яркий и отвратительный период болезни.

Потом перестала пить таблетки, снижая дозировку сама, без надзора врача. И рухнула в черную пропасть. Было невозможно встать с постели и жить в принципе. Но собрала остатки сил и пошла в государственное учреждение. Врач оказалась чудесной. Она прописала мне российские препараты. И случилось чудо. Я начала высыпаться, была самой бодрой в кабинете, отказалась от кофе и уже через месяц поняла, что улыбаюсь по-настоящему. Но был один нюанс. Оказалось, что при депрессии очень нужна терапия. Чтобы направить энергию на выздоровление, а не прекращение самой жизни, нужен психотерапевт. А я в тот момент считала, что на него нет денег, да и нет такой необходимости…

Через месяц эйфория сошла на нет, и я начала осознавать, что потеряла два года своей жизни. Возвращалась не депрессия, но ее последствия — то, с чем мне должен был помогать терапевт, если бы он у меня был. Жизнь без лекарств оказалась сложнее, чем казалось. Тогда я начала заедать проблемы вредной едой.

Мне до сих пор кажется, что только благодаря антидепрессантам и помощи близких я смогла пережить этот кошмар. Моя депрессия — наследственная. И она еще может вернуться.

Гурген Хачатурян, психотерапевт медицинского онлайн-сервиса «СберЗдоровье»:

Очень важно понимать, что назначение, прием и отмена антидепрессантов должны происходить строго под контролем специалиста. Кроме того, если во время приема препаратов проходить психотерапию, это сократит время приема антидепрессантов и сделает процесс гораздо легче. Если ранее на очном приеме с психотерапевтом был установлен плотный рабочий альянс, то отмена антидепрессантов может происходить в онлайн-режиме, как и консультации.

Почему может быть тяжело отказаться от антидепрессантов? Потому что у пациента может быть страх, что их отмена приведет к рецидиву. Поэтому важно проводить лечение параллельно с работой психотерапевта, особенно на моменте отмены приема препаратов — под присмотром специалиста это пройдет без каких-либо осложнений.

Комментарии
Вам будет интересно