Пояснили за антитела: ученый, врач и привитые рассказывают о российской (и одной китайской) вакцине

  1. Люди
Пояснили за антитела: ученый, врач и привитые рассказывают о российской (и одной китайской) вакцине
Пояснили за антитела: ученый, врач и привитые рассказывают о российской (и одной китайской) вакцине

Пока делался этот материал, его автор успел привиться и сам: два укола, два дня температуры — и вот они, заветные антитела, уже вырисовываются на всех тестах. И нет, мы не продались властям, центр им. Гамалеи нам не платил — не пропаганда, а информация для размышления.

11 марта 2020-го Всемирная организация здравоохранения объявила, что распространение SARS-CoV-2 достигло стадии пандемии. За год мы узнали, что такое локдаун, чем самоизоляция отличается от карантина, а хирургическая маска от респиратора. За год более 114 млн человек заразились ковидом, из них более 2,5 млн человек умерли. А еще за этот год у нас появились вакцины.

В России главная вакцина — «Спутник V». Именно ей сейчас можно привиться в государственных и частных клиниках. Вот только, кажется, что делать этого никто не спешит. По данным «Левада-центра», только 30% россиян готовы привиться, еще 62% — не готовы, и лишь 4% уже дали себя уколоть. Более того, 64% опрошенных считают, что коронавирус, вызывающий инфекцию COVID-19, создали искусственно как новую форму биологического оружия.

В общем, вакцинация, как никогда раньше, — горячая тема. И не только в мамских чатиках. Нужно ли прививаться «Спутником V», есть ли основания бояться российской вакцины и стоит ли при возможности выбрать иностранную прививку — эти вопросы мы задали человеку, который с самого начала пандемии следит за научными публикациями по ковиду, и врача, который знает о болезни не из новостей.

Если вы не очень хорошо представляете механизм работы вакцины, прочитайте статью о результатах испытаний «Спутника V», опубликованную в авторитетном научном журнале The Lancet. Если коротко, вакцина считается безопасной и эффективной. 

ЧТО ДУМАЮТ ПРО «СПУТНИК V» РОССИЙСКИЕ И ИНОСТРАННЫЕ ЭКСПЕРТЫ

Илья Колмановский,

кандидат биологических наук, научный журналист, ведущий подкаста и автор телеграм-канала о научных открытиях «Голый землекоп», лектор онлайн-школы «Прямая речь»:

«Вопрос, стоит ли прививаться, на самом деле состоит из двух: насколько безопасна вакцина и насколько она эффективна. Сейчас, в российской реальности, когда люди спрашивают, можно ли доверять, они, как правило, имеют в виду, насколько безопасно. И это очень необычно, потому что в мире и в научном сообществе главный вопрос к вакцинам — об их эффективности. И это логично.

Вакцины — исходно самые безопасные лекарства.

Любое вещество может вызывать одно на сто тысяч осложнений, но за вакцинами такого замечено гораздо меньше, чем за любыми другими веществами. Не говоря уже о том, что в контексте пандемии, в ситуации, когда есть очевидно чрезвычайно опасная инфекция, многие вопросы о безопасности в целом уходят на задний план.

Независимые эксперты из разных стран отмечают, что исследования и публикации по „Спутнику V“ действительно не отвечают международным стандартам, но при этом их крайне мало заботит вопрос безопасности. Есть все основания считать, что эта вакцина просто из соображений здравого смысла вряд ли повлечет за собой что-нибудь, кроме ломоты и температуры. Да, возможны аномальные реакции вроде аллергической или аутоиммунной (одна на сто тысяч). Но поэтому укол и делают в стационаре или в амбулаторных условиях, чтобы в случае чего врачи смогли сразу же купировать реакцию. Вопрос о доверии стоял, если бы на другой чаше весов лежали серьезные издержки в виде рисков от вакцинации. Но очевидные риски пока только от ковида: мы хороним близких каждую неделю.

Многие жалуются, что со временем у них снижается количество антител, появившихся либо после перенесенной болезни, либо после вакцинации. Эти переживания в одном из последних выпусков „Голого землекопа“ разбивает крупнейший специалист в области иммунологии Руслан Меджитов. Он напоминает нам всем, что у иммунитета есть память. И иммунная память — главное, ради чего мы делаем вакцину. И самое важное, что приобретает человек после инфекции.

Я знаю несколько тысяч привившихся людей, и не знаю среди них ни одного заболевшего.

Во всем мире очень большой дефицит вакцин. Многие мои друзья и знакомые — как раз те, которые связаны с наукой и с экспертной сферой, — понимая, что их очередь на вакцинацию подойдет не скоро, приезжают в Москву, чтобы воспользоваться этой необычной ситуацией, когда никто не хочет прививаться и нет дефицита. Я привился по блату еще в августе. Сейчас, пользуясь приобретенным иммунитетом, я смог поездить по миру, и везде, где я был, люди смотрели на меня с изумлением. Все очень ждут возможности привиться, и всех удивляет, что человек из России получил эту возможность так рано.

На Земле пока нет ни одной территории, где у человека был бы выбор между Pfizer, Moderna или „Спутником V“. Эксперты говорят, что сегодня нужно прививаться той вакциной, которая есть. И не стоит к этому относиться как к жизненному выбору, который делается единожды. Есть высокий шанс, что нам придется прививаться от ковида неоднократно. Это зависит от того, насколько долго будет сохраняться иммунитет после вакцины (ожидают, больше года) и как быстро будет меняться вирус. Он удивил нас в прошлом году тем, что менялся быстрее, чем ожидалось. Не исключено, что он притормозит.

Но если нет, велик риск, что вирус начнет уходить от наших вакцин, и это станет поводом, чтобы вакцинироваться по-новому.

Взять хотя бы южноафриканский штамм. Лабораторные испытания показывают, что и AstraZeneca, и Moderna не защищают от легких и средних вариантов течения инфекции, а только от тяжелого течения и смерти. Из-за этого южноафриканское правительство остановило программу вакцинации AstraZeneca, и теперь ждет Pfizer, который показал большую эффективность. Получается интересная дилемма. Представьте себя на месте людей, которые могли бы быть привиты в ближайший месяц. Они могли получить защиту от тяжелого течения и смерти, но они ее не получат и будут или очень тяжело болеть, или умрут.

Выбор, который сделало южноафриканское правительство, не в пользу людей, но вместе с тем, как адвокат дьявола, я могу представить себе их логику. Если мы начнем прививать большую популяцию вакциной, которая не полностью эффективна, есть высокий риск, что мы воспитаем у вируса еще большую устойчивость к вакцине. Антитела не будут полностью задавливать вирус, и у последнего будет возможность пожить в популяции и приспособиться. Особенно „комфортно“ ему будет в иммунодефицитных людях, у которых, например, ВИЧ. В Южной Африке много ВИЧ-инфицированных, а это значит, что за эти месяцы там мог бы развиться новый вариант, который был бы еще более устойчивым к AstraZeneca. Он может пойти по миру и сделать вакцинацию, которая уже прошла, бессмысленной. Эти люди, которые сейчас отдадут свои жизни, отдадут их за то, чтобы AstraZeneca осталась работающей вакциной.

Это очень острая моральная дилемма, и нам предстоит еще не одна такая, пока мы не задавим вирус. Поэтому сейчас важно как можно скорее закончить пандемию, пока вирус не дал новые варианты, и не пришлось бы прививаться по-новой и хоронить уже жертв другой пандемии в результате какого-нибудь COVID-21».

НЕСТЫДНЫЕ ВОПРОСЫ ДОКТОРУ: антитела и «СПУТНИК V»

Рената Петросян,

семейный доктор, эндокринолог, главный врач клиники «Чайка» в Крылатском

Почему не берут тест на антитела перед прививкой? А нужно прививаться, если уже переболел?

Тест сдать можно, но это необязательно просто потому, что не всякий тест на антитела говорит об отсутствии иммунитета к коронавирусу. Кроме того, стойкость иммунитета у переболевших неизвестна. Длительность обнаружения антител в крови переболевших тоже под вопросом. Зато уже описаны случаи повторного заражения через три месяца после первого эпизода болезни. Определение антител имеет определенный экономический смысл: можно сосредоточиться на тех, у кого антител нет, и дать им защиту прежде всего. Но это может оказаться неверным шагом стратегически, именно поэтому в мире не смотрят антитела, а прививают всех. Так что, да, переболевшим тоже стоит прививаться.

Можно ли делать прививку детям? А беременным или кормящим женщинам?

Детям прививку пока не делают. Одобренных для возраста младше 18 лет вакцин от коронавируса нет. Беременным женщинам начали делать вакцинацию в США и Израиле вакциной Pfizer. Кормящим делали и раньше, противопоказанием грудное вскармливание, согласно здравому смыслу, являться не может. Однако в инструкции к вакцине «Спутник V» написано, что на беременных и кормящих вакцина не исследовалась, следовательно, вводить ее будет определенным риском.

А что если я заболею ковидом в период между прививками?

Если после введения первого компонента вакцины пациент заболел коронавирусом, вторую вакцинацию не выполняют. Хотя на этот счет есть разные мнения. Но требуется время, чтобы собрать статистику.

Какие побочки у прививки?

Побочные эффекты после вакцинации могут быть местными и общими. Боль в руке, краснота и жар в месте инъекции. И общие: «простудное» состояние, повышение температуры, ломота в мышцах. При дискомфорте можно принять обезболивающее, жаропонижающее или посоветоваться с врачом. Если симптомы долго не проходят, тогда уже можно обратиться к терапевту. Более подробно обо всем расскажет врач перед самой вакцинацией.

Как мои лекарства будут сочетаться с прививкой?

Перед вакцинацией необходимо обсудить с доктором все интересующие вопросы, в том числе рассказать ему о постоянно принимаемых препаратах. Некоторые из них действительно могут подавлять выработку антител — врач вам об этом скажет.

И все-таки стоит ли прививаться российской вакциной? Может, подождать иностранную?

Безусловно, стоит. Во-первых, у нас пока нет других вариантов. Бояться «Спутника V» не нужно, она не несет в себе геном вируса и не заражает людей. Во-вторых, она создана логично, на основании имевшихся наработок, и вызывает появление антител. И на сегодняшний момент это все критерии, которые поддаются оценке, как в отношении «Спутника V», так и в отношении любой другой вакцины.

РАССКАЗЫ ПРИВИВШИХСЯ

Когда речь идет о медицинских препаратах, неправильно ориентироваться на индивидуальный опыт. Но мы находимся в экстраординарной ситуации: в норме, как сейчас, лекарства не проверяются, а медицинские решения не принимаются. Так что узнать мотивы тех, кто прошел вакцинацию, по крайней мере интересно.

«Спутник V»

Катя Федорова,

автор телеграм-канала Good morning, Karl!:

«Я решила сделать прививку, потому что исторически именно благодаря вакцинациям многие болезни исчезли или практически исчезли с лица Земли. Сегодня, когда весь мир уже год страдает от пандемии, считаю прививку практически гражданским долгом. Чем больше людей привьется, тем скорее этот кошмар закончится. Ну а еще мне надоело бояться заболеть и заразить других.

Страха перед прививкой не было. Я много читала об истории института вакцинации в России и знаю, что он у нас один из самых передовых.

Также изучила мнения знакомых врачей, которым доверяю, и решила, что привиться будет меньшим из двух зол. В конце января заболела моя двоюродная сестра, к счастью, в легкой форме. Переболели многие друзья, тоже, к счастью, без последствий. А вот родители у многих болели очень тяжело, некоторые, к сожалению, не справились с этой заразой.

Я не обсуждала прививку с родителями. Боялась, что будут волноваться. Много говорили об этом с молодым человеком и прививаться тоже ходили вместе. Так веселее. Родители, когда узнали, тоже захотели привиться и сейчас выбирают, делать это „Спутником V“ или подождать „ЭпиВакКорону“».

Настя Красильникова,

создательница телеграм-канала «дочь разбойника», шеф-редактор студии «Амурские волны»:

«Я решила сделать прививку, потому что, очевидно, это менее страшно, чем переболеть ковидом и тем более заразить старших родственников. Мне повезло, никто из моих родных не болел, но многие из них уже довольно взрослые, и для них это может быть опасно. Делать прививку было страшно, но не сильно: доступ к мнению людей, которым я доверяю, а это доказательные врачи и медицинские журналисты, сделал этот выбор довольно простым.

Мы прививались вместе с мужем — это было наше совместное решение. Но в целом не могу сказать, что поддержка родственников — то, что мне необходимо для принятия таких решений. Вакцинацию проходили в городский поликлинике. Самое неприятное, что в ней есть, — очереди. И не то чтобы они были огромные, когда я делала оба укола. Они были выносимые. Ощущения были, как многие описывают: сутки после прививки было ощущение будто начинающегося ОРВИ. Озноб, ломота в мышцах, головная боль, но нет ничего такого, что не решалось бы одной таблеткой обезболивающего».

Вика Боярская,

журналистка, создательница
блога «Домоводство 2.0»:

«Мы с мужем прошли вакцинацию вместе. У нас есть двое детей — младшему почти три года, а старшей уже пять лет. Но, как мы знаем, детей не прививают, поэтому из нашей семьи прививку пока что сделали только я и мой муж. Мы записались на вакцинацию сразу же, как только это стало возможно (в декабре), но нам пришлось перенести первоначальный прием на неделю: мы засомневались, что имеем право на вакцину. Тогда ходила информация, что спрашивают справку с работы и нужно обязательно быть сотрудником государственной образовательной организации или врачом. А мы не врачи и не учителя. Через несколько дней нам перезвонили из поликлиники, и я спросила про справку с работы. Мне сказали, справка не нужна: „У нас очень мало желающих, так что вы можете просто прийти. Только приходите, пожалуйста, в точно указанное время“.

Страх перед прививкой был, но минимальный. В целом я очень сильно верю в идею вакцинации.

Я придерживаюсь очень пропрививочных взглядов: оба моих ребенка и мы с мужем согласно возрасту привиты по максимально расширенному календарю прививок. Совершенно не боюсь никаких историй про микрочипы и воздействие вакцины на генном уровне. Любому человеку, который готов погрузиться в тему чуть глубже и разобраться в базовой медицинской терминологии, будет несложно понять, что все это глупость.

Хочу еще высказаться по поводу того, почему я рассказываю в своих соцсетях, что я сделала прививку. Я уверена, в глобальном смысле эта вакцина безопасна. Более того, уверена, нет особой разницы, вакцинируемся ли мы „Спутником V“ или какой-то зарубежной вакциной. Думаю, примерно все создатели вакцины находятся плюс-минус на одном и том же этапе. И я доверяю мнению тех врачей, которые говорят, что никаких жутких долгосрочных последствий от вакцинации теми препаратами, которые сейчас есть, быть не может».

Дина Ключарева,

переводчица:

«Мы семьей из пяти человек почти год просидели дома. Самоизолировались гораздо раньше основной массы — еще в конце февраля, так как двое домашних из серьезных групп риска (сердечник и легочник). Прекратили ходить в кафе, спортзалы и в гости. Забрали детей из школы и садика на домашнее обучение. Выходили из квартиры в подъезд только в масках, в общественных местах надевали респираторы, всегда мыли руки. Трое взрослых в нашей семье фрилансеры, дети довольно спокойные, и переход на домашний режим прошел гладко, потому что это и так была наша привычная реальность.

Никто из нас так и не заболел. Но постоянно бояться вируса очень утомительно, а жить в потоке новостей из ежедневных некрологов и леденящих кровь репортажей из реанимаций просто мучительно. К тому же мои родители живут в регионе, дочки год не видели бабушку с дедом. Отчасти я сделала прививку, чтобы наконец навестить их без страха заразить ковидом, который я могу подцепить по пути в поезде, — мама с отцом тоже из группы риска.

Страха перед прививкой не было, но были сомнения в ее эффективности — из-за политического цирка, который устроили вокруг ее продвижения.

Желание хоть немного пожить условно прежней жизнью перевесило все сомнения. Пока я раздумывала, не принять ли участие в клиническом исследовании, успели открыть гражданскую вакцинацию, и я побежала на нее одной из первых. Муж, родители и свекровь однозначно поддержали, а потом и сами сходили привились. К счастью, в нашей семье нет ковидиотов и сторонников теорий заговора, и отношение к медицине в целом и вакцинации в частности у нас примерно совпадает».

Анастасия Углик,

фичер-директор Harper’s Bazaar @goooooglik:

«В декабре я привилась китайской вакциной Ad5-nCov в рамках клинического исследования, которое проводит „Петровакс“ на базе ЦКБ РАН. Клиническое исследование я выбрала, потому что не очень понимала, когда до меня дойдет очередь на прививку, а очень хотелось избавиться от паники: я не болела, живу с людьми в группе риска и мне все время было очень страшно.

Провела максимально серьезный рисеч, который возможен для человека без медицинского образования, и поняла: реальной опасности в случае с вакциной на основе аденовируса (а моя и „Спутник V” — таковы) нет. В пользу Ad5-nCov говорило то, что она однофазная (то есть колют один раз) и китайцы заказали ее внешнее исследование после своего внутреннего, то есть в нее верят.

Укол мне сделали 12 декабря. Перед этим взяли анализы на все, что можно, но результаты не раскрывали — их мне сообщат только после разослепления исследования, что по плану должно случиться через год. Что по-настоящему волновало исследователей, так это беременность. Нужно было сделать тест и подписать бумагу, что в течение трех месяцев ты будешь сурово предохраняться. Последнее касается обоих полов. Мужчины также обязуются не становиться донором спермы. Еще дается девятнадцатистраничное соглашение, которое ты должен подробно изучить и подписать.

В том числе там есть пункт о том, что твоя кровь (и взятая до прививки, и та, что возьмут через год) поедет в Китай на исследование.

Условия такие, что вероятность получить вакцину или плацебо — 50/50. Это не страшно, но тревожно. Думаешь, то ли у тебя хвост отрастет драконий, то ли просто физраствор введут. Реакция у меня была чувствительная, но переживаемая. Вечером дня укола начался озноб, поднялась температура до 37,8. Всю ночь я „грипповала“, потом проснулась со слабостью и головной болью, но без температуры. И еще пару дней ложилась спать в одиннадцать, а не в два ночи, как обычно. Через 16 дней после вакцинации я сделала количественный анализ, и у меня прекрасный титр антител — больше 110. То есть я знаю, что у меня не плацебо, но не говорю этого своим исследователям.

Родные были в панике, когда узнали о моем решении. Теперь же рассказывают обо мне чуть ли не как о герое и мученике науки и нескольких друзей/коллег/соседей отправили на это же исследование. Я в принципе не антиваксер, верю в доказательную медицину и считаю, что если есть возможность или хотя бы вероятность спастись уколом, то лучше попытаться спастись».

Ad5-nCov

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно