Синдром самозванца: что, где, кто вынашивает

  1. Люди
Синдром самозванца: что, где, кто вынашивает
Синдром самозванца: что, где, кто вынашивает

«Я этого не заслуживаю», «Мой успех — банальная случайность» — вот он, синдром самозванца. О причинах и необходимой терапии — из первых уст. 

От 30 до 70% успешных людей страдают синдромом самозванца — именно к такой статистике апеллируют психологи. Если коротко, это явление, при котором человек считает, что не заслужил свое место под солнцем. Все чемоданы денег, гараж «порше» и мамин дом на Санторини — лишь случайное стечение обстоятельств. «У меня недостаточный уровень компетенции, чтобы приписать этот успех себе», — так ответил бы человек с синдромом самозванца.

Первое слово, естественно, за психологом. Как оказалось, рефрен «все проблемы — из детства» актуален, куда ни погляди. 

Александр Пятницкий,

врач-психиатр, психотерапевт, почетный член Ассоциации когнитивно-поведенческой терапии:

«Ситуация, при которой вполне состоявшиеся люди переживают внутри себя целую гамму неприятных чувств, — не редкость. Это не то, что можно заметить, глядя на человека со стороны, но то, что он сам постоянно ощущает. На прием к психотерапевту такие люди приходят с жалобами на тревогу, депрессию, различные психосоматические нарушения. „У меня синдром самозванца“ — с порога услышишь редко. В процессе работы становится понятно, что жесткий перфекционизм в сочетании с обесцениванием и мощной самокритикой являются причиной эмоциональных проблем.

На первый взгляд, парадоксальная ситуация. Человек объективно добился отличных результатов в своей области, его уважают и ценят окружающие, говорят об этом. Но сам он так не считает. У него создается ощущение, что это случайность, а окружающие просто не догадываются, как все на самом деле. „На самом деле“ ему „просто повезло“, ведь он знает, что недостаточно хорош. Вернее, знает та часть, которая называется „внутренним критиком“. Она изо дня в день вторит, что можно лучше. Все можно лучше — знать, делать, уметь, писать, рисовать, жить.

Возможно, когда-то в детстве или юности он смотрел снизу вверх на тех, кто чего-то добивался, при этом обожествляя. И возможно, какие-то значимые люди сравнивали его с другими, упрекали, критиковали. Говорили: „Вот, посмотри на Сашу, какой он отличник, его маме повезло“. А ребенок или подросток испытывал при этом стыд, чувство вины и ощущение никчемности.

Вероятно, они говорили так из какого-то своего понимания заботы и воспитания. В любом случае у человека уже сложился образ идеально сделанного дела, идеального человека — и себя, недотягивающего до этого идеала. Но идеал недосягаем — это мираж. Сцепление с результатом на „пятерочку“ всегда будет вызывать много тревоги и разочарования. Хотя зачастую именно сочетание высокой планки и мощной самокритики приносит отличные результаты.

Казалось бы, стратегия работает, что же еще нужно?

Проблема в том, что достижения, к сожалению, мало связаны с самоощущением. Чего бы человек ни добивался, сколько бы ни зарабатывал, в душе он все равно считает себя неудачником или недостаточно хорошим.

Мы меняемся. С пяти лет — естественно. Но часто эти изменения касаются внешних проявлений. Мы учимся скрывать свои чувства, тревогу, растерянность, грусть. Учимся говорить и вести себя уверенно. Однако внутри всегда остается „детская“ часть. Это наш „внутренний ребенок“, он уязвим и эмоционален. То, как он воспринимает все, что с ним происходит, и определяет наше самочувствие. Именно эта часть продолжает подвергаться критике, сравнению и обесцениванию. Только теперь уже не со стороны окружающих. „Внутренний критик“ — такое „радио“, которое у многих работает 24/7.

Психотерапия неплохо справляется с проблемой. Например, существует современная научная методология, которая называется «терапией, сфокусированной на сострадании» (CFT). Основными являются два пункта:

а) отслеживание того, как работает наш внутренний критик (поверьте, это не так просто заметить. Половину суждений, оценок и прогнозов он выдает абсолютно автоматически);

б) формирование зрелой, осознанной, доброжелательной части, опираясь на которую любой человек обучается заботиться, защищать, хвалить, поддерживать себя эмоционально и физически, дарить себе радость.

Это не очень сложно, но может занять некоторое время — вашим нейронным сетям нужно перестроиться. Идея абсолютно такая же, как в проявлении заботы о ребенке, близком друге, домашнем питомце — о ком-то близком.

Вы всегда делаете одинаково: замечаете, что близкому плохо, и дальше всеми возможными способами, вербальными и невербальными, проявляете заботу. Попробуйте сделать все то же самое. Только для себя.

Со временем начнет получаться. И вы примете себя таким, какой есть, — несовершенным, но уникальным».

Тем не менее явление можно рассматривать как палку о двух концах. С одной стороны, регулярная самокритика, загоняющая в рамки перфекционизма. С другой — стремление к совершенству с последующим миллионом чего-то в комплекте. Ниже — три истории успешных людей, рассказывающие, как научиться извлекать из синдрома лучшее и заставить его работать на себя.

Лена Ясенкова,

звездный визажист и стилист по волосам:

«Я и сейчас иногда чувствую себя самозванцем. Прожила какой-то процесс, сделала что-то классное, да. И в моменте даже порадовалась результату! Но потом просто об этом забываю. Дело не в скромности — мне не очень прикольно о себе рассказывать, называться „звездным визажистом“. Хотя, по сути дела, мне есть чем похвастаться.

С другой стороны, накрасила и все.

Мне больше нравится, когда обо мне говорит кто-то другой. Конечно, я чувствую себя неловко, но все равно приятно, когда отмечают мои плюсы. Только все эти заслуги относительны и не вечны — нет существенного, ты не войдешь в историю. Однако в одном вопросе я точно не самозванец. У меня двое детей. Об этом я могу говорить открыто. И расцениваю как достижение».

Лилия Беляева,

основатель коммуникационного агентства FICHA:

«С синдромом самозванца, как и с любым комплексом, жить непросто. Постоянно приходится что-то доказывать — не только другим, но и в первую очередь себе. Для меня это такой синдром „достигаторства“, постоянный внутренний толчок делать еще больше и заниматься саморазвитием. Благодаря ему я выучила несколько языков за короткое время, поступила в европейскую бизнес-школу, где средний возраст абитуриентов, на минуточку, 35 лет (а я на 11 младше), запустила личный проект. И, думаю, это только начало пути.

С синдромом можно жить. Главное — приручить его и не тратить время на самобичевание.

Нужно просто учиться не зацикливаться на том, чего у вас нет и чего вы еще не достигли. Держать в голове, что вы уже сделали и что можете сотворить еще».

Полина Любимова,

искусствовед, преподаватель, лектор:

«Впервые синдром самозванца я почувствовала в студенческие годы, когда дело дошло до зачитывания на публику научных докладов. Постоянно не давала покоя мысль, что прямо сейчас в аудиторию зайдет какой-нибудь крутой спец и тут же меня разнесет.

Если бы не синдром и идущий с ним об руку „паралич перфекциониста“, возможно, стала бы серьезным кабинетным ученым.

В итоге моя научная работа перетекла в русло публичных выступлений и лекций — здесь я чувствую себя увереннее и спокойнее. Синдром „помогает“ тем, что заставляет до самой последней свободной минуты все просчитывать, уточнять детали. Он готовит к худшему, а на самом деле подстегивает быть лучше».

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно