Есть ли расизм в российской бьюти-индустрии?

  1. Люди
Есть ли расизм в российской бьюти-индустрии?
Есть ли расизм в российской бьюти-индустрии?

США охвачены протестами, затмившими коронавирус. У нас в стране за ними наблюдают и чаще всего считают, что это «не их война». Но мы, российское бьюти-издание, понимаем, что наша. И вот почему. 

Для индустрии красоты расизм — близкая тема. Только в 1990-х благодаря M·A·C в линейках макияжа появились темные оттенки консилеров и тональных средств. До 1940-х годов косметику производили и рекламировали только для белых. Примерно тогда же появились кремы, осветляющие кожу. Получается, чтобы почувствовать себя красивой, темнокожим девушкам предлагалось стать белее. Это и есть институциональный расизм в индустрии красоты. Помимо этого, косметика, созданная «не для белых», чаще содержит токсичные компоненты, которые могут быть опасны для здоровья.

Настоящий прорыв случился в 2017-м, когда Рианна запустила бренд Fenty Beauty, главной фишкой которого стала коллекция из 40 оттенков тонального средства (сейчас их 50). Благодаря этому певица заработала $100 млн в первый месяц продаж, а журнал Time назвал продукт одним из лучших изобретений года. Так Рианна задала тренд на дайверсити во всем, что касается красоты, — ассортименте, позиционировании бренда, рекламных кампаниях.

Впрочем, бьюти-индустрия по-прежнему только на пути к активной репрезентации людей любого оттенка кожи. Хотя это реальный запрос общества: если бренд будет позволять себе расистские высказывания, заниматься апроприацией, игнорировать моделей разных национальностей, то получит тысячи гневных комментариев и репостов. Например, после неаккуратного высказывания ютьюберши и визажистки Лауры Ли подписчики устроили ей бойкот, а косметический магазин Ulta убрал с полок ее собственную марку.

Однако на обложках глянца, даже российского, все чаще появляются люди разных оттенков кожи, вероисповеданий и национальностей. Так, в 2017 году героиней сентябрьского выпуска L'Officiel стала модель немецко-турецкого происхождения Лиза Вашингтон — в хиджабе.

Но почему для обложки российского издания выбрали модель из Германии? Ведь в России немало мусульман.

По данным переписи 2010 года, на территории РФ проживает 190 национальностей. К сожалению, мы видим далеко не все из них в рекламных кампаниях и на страницах глянца.

Чтобы составить более  глубокое представление о масштабе проблемы, мы обратились к коллегам — моделям, фотографам, блогерам, художникам, визажистам, стилистам, пиарщикам. Нам было важно понять, есть ли в российской бьюти-индустрии расизм и ксенофобия, в чем они проявляются и как мы можем им противостоять.

Кто-то отказался от комментариев, кто-то, к счастью, никогда не сталкивался с проблемой. Мы благодарны тем, кто решил высказаться.

Айшет,

модель, @gigait 

Сейчас в индустрии такого нет. Но года два назад, когда я начинала работать, визажисты считали, что азиатам идут исключительно дерзкие смоки-айс. И фотошопили глаза. Это было совсем неприятно.

Арюна Тардис,

digital-художница, @aryunatardis

В жизни я с расизмом особо не сталкивалась — или не обращала на него внимания. Иногда бывает, что на ранних этапах сотрудничества бренды делают выбор в пользу парней и девушек европейской внешности. Кажется, здесь имеет значение статус: мне никогда ничего не говорили, но менее узнаваемые блогеры могут получать негативные комментарии.

Теодора,

певица, преподаватель дыхательных практик

Думаю, в целом ситуация улучшилась. Люди стали осознаннее и ведут себя по-другому. Я сталкивалась с расизмом в последний раз лет восемь назад — пытались обмануть, не заплатить деньги, скрыть информацию. Мое преимущество в том, что я родилась здесь, в России, знаю язык и могу за себя постоять.

Но девочки и мальчики, которые плохо знают русский и работают моделями, часто становятся жертвами, это точно. Им занижают гонорары, не выплачивают их, просто посылают. Это обычно небольшие деньги — вдвойне обидно.

Большинство не хотят защищать свои права. В основном это касается ребят-студентов — у них не всегда есть возможность работать официально. К тому же приезжие не знают законов.

Ян Югай,

фотограф, @yugayyan

О моих работах никто ничего плохого не говорил — в нашей среде все достаточно терпимы. Есть проблемы в социуме, когда люди впервые видят меня. Однажды услышал едкие обзывания от молодых людей, которых я не захотел фотографировать. Но такое не говорят в лицо, а рассказывают другие люди.

У нас распространен бытовой расизм. Например, со мной был случай: клиент не знал меня и в день съемки попросил перенести реквизит из машины, решив, что я грузчик. Подумал, раз азиат — то обслуживающий персонал. Я, конечно, отшутился.

В модной и бьюти-индустриях эта проблема чаще касается моделей. Наше общество не воспринимает их либо зовет под конкретные, узконаправленные задачи. Вроде безобидно — но тоже бытовой расизм. Наш народ, русские, не готов видеть много других национальностей. Я сам слышал, как говорили: «Это слишком этнически выраженная модель, читатели не поймут», — при этом я стоял рядом, тоже «этнически выраженный». Их часто считают не красивыми, а интересными. Будто красота — привилегия европеоидной расы.

Съемка Flacon Magazine. Фото: Богдан Широков, стиль: Ирина Дубина, макияж: Маша Ворслав, прически: Фариза Родригез @peng_msk, Джулия @Areola, продюсер: Арина Ломтева, ассистент стилиста: Анастасия Юркова, ассистент визажиста: Ирен Шимшилашвили, ассистент парикмахера: Алиса Казакова, ассистент продюсера: Далия Бакунова

Съемка Flacon Magazine. Фото: Богдан Широков, стиль: Ирина Дубина, макияж: Маша Ворслав, прически: Фариза Родригез @peng_msk,  Ким @Lumpen, продюсер: Арина Ломтева, ассистент стилиста: Анастасия Юркова, ассистент визажиста: Ирен Шимшилашвили, ассистент парикмахера: Алиса Казакова, ассистент продюсера: Далия Бакунова

Мирэй Р.,

модель

С тех пор как я приехала в Россию, сталкивалась с расизмом повсюду, кроме бьюти-индустрии и моделинга, — пока я работала только с профессиональными фотографами, с которыми чувствовала себя в безопасности. Хотя в российской модной индустрии расизм есть. К сожалению, мои друзья-иностранцы, которые хотят заниматься моделингом тут, не могут это делать — из-за своей национальности. Они профессионалы, но недооценены.

Рада, что есть люди, которые готовы работать со всеми, вне зависимости от этнической принадлежности.

Ирен Шимшилашвили,

визажист и блогер, @irenmake

Считается, что в российском бьюти-сообществе тема расизма стоит не так остро, как, например, в Америке. Я с этим не соглашусь, потому что в России много национальных групп, регионов, и они практически не представлены в современном глянце и фэшн. В нашей стране есть расизм, просто выглядит немного иначе.

Он проявляется в мелочах, но я бы не сказала, что масштаб проблемы меньше. Она больше, потому что мы ее не хотим видеть и не признаем. К людям, которые выглядят иначе, действительно другое отношение.

Я стараюсь не поощрять подобные настроения или мнения среди моего окружения — наоборот, оговариваю и обсуждаю. Не акцентирую внимание на национальности человека и не делаю выводы о нем из-за внешности и происхождения. Да, у меня это получается не всегда, но я стараюсь и осознаю проблему.

Чтобы ее решить, должны быть тектонические сдвиги в глянце. Не показные, как это часто бывает, а структурные.

В журналах в основном модели славянской внешности. Редакторы и издатели забывают, что, помимо славянского населения, есть еще много других этносов и групп. Мы также часто не замечаем региональные инициативы и запуски, не поддерживаем их. Им тоже хочется быть признанными и видимыми.

Решать проблему нужно начиная с себя — осознанием того, что на свете много разных людей и все имеют право быть в СМИ, рекламных кампаниях, съемках дизайнеров. Это должны понять люди, которые работают в креативной индустрии. Когда такие вещи станут очевидными для нас, не будет вопросов о том, чтобы взять модель из Казахстана или другого города. Мы начнем оперировать только профессиональными качествами и визуальной концепцией бренда, которые без расизма станут выглядеть разнообразнее и ярче.

Съемка Flacon Magazine. Фото: Богдан Широков, макияж: Сэм, стилист по волосам: Фариза Родригез, модель: Мора @Lumpen, продюсер: Арина Ломтева, ассистент визажиста: Стэйси Перпетуум

Фариза Родригез,

визажист, @farizarodriguez

Наша сфера — одна из самых толерантных. Или осторожных в выражениях — по крайней мере, по российским меркам. Я ни разу не сталкивалась с намеренной попыткой оскорбить или задеть. Но какие-то ксенофобские шутки и стереотипы настолько глубоко засели в культурном коде, что люди даже не замечают, как их используют, и не понимают, что это может быть неприятно.

Почти каждый человек любой из кавказских национальностей сталкивался с шутками или стереотипами про «хачей», но с оговоркой, что «это не про тебя, а про других, абстрактных хачей». От этого передергивает, но я понимаю, откуда растут ноги, и не обвиняю. Считаю, что цензурировать речь от и до, устраивать «правильный» тоталитаризм — не выход, это может завести в неприятные дебри. Даже сейчас я думаю о том, правильные ли подбираю слова, потому что не хочу никого задеть. От этого устаешь, и начинает казаться, что проще промолчать, чем потом участвовать в «холиварах».

Мне всегда было легко воспринимать людей другой национальности — у меня русская мама и папа-осетин. Впервые задумалась о том, что происхождение может значить что-то особенное, только в московском университете, где люди сбивались в компании по национальному признаку. В моем городе так тоже было, но узнала я об этом довольно поздно. Да, на окраинах процветает ксенофобия, и по отношению к русским тоже. И никак не разобраться, кто первый начал.

Не знаю, что нам с этим делать. Либо отказываться от критерия национальности, что кажется сейчас невозможным и для кого-то оскорбительным. Либо учиться взаимно уважать чужую культуру и идентичность, строить здоровое национальное самосознание, основанное не на презрении и принижении чужих успехов, — у народов на территории России есть с этим проблемы.

Важно, что в связи с происшествиями в США все начали обсуждать эту тему. Но мне бы хотелось, чтобы те, кто сейчас активно поддерживает #blacklivesmatter, отдавал себе отчет: в России регулярно происходит то же самое. Неправомерные действия со стороны властей — большая проблема. В этом отношении у нас потрясающее равенство — прилететь может всем, вне зависимости от цвета кожи, национальности и социального статуса.

Говорить о проблеме за океаном лучше, чем молчать, но проблемы есть и у нас дома, и за нас их никто решать не будет.

Мария Магдалена Тункара,

бьюти-блогерка и активистка движения борьбы с расизмом, @youngmasha

Я стараюсь не заходить надолго в комментарии под постами. Мой блог изначально был создан для борьбы с дискриминацией, поэтому негативные комментарии я получаю уже давно. Даже существуют отдельные сообщества в социальных сетях, где меня высмеивают за активистские посты, в которых я говорю: «Ребята, давайте жить дружно».

Я делала большой перерыв с темой дискриминации — тяжело сталкиваться с агрессией. Мне говорили, что это не должно обижать и я слишком сильно реагирую. Это сильно раздражает. Сейчас я высказалась о протестах в США — стали писать в духе: «Я живу там, и меня никто не обижает, не угнетает, несмотря на отличный от вашего цвет кожи, а вот вы все преступники и нехорошие люди».

К сожалению, проблема стоит остро. И мы можем рассказывать о ней, не делая из этого что-то секретное, постыдное. Объяснять, как помочь: поддержать НКО, подписаться на блогеров, которые рассказывают о расизме из первых уст.

В этом вопросе первостепенное право голоса имеют те, кто непосредственно сталкивался с дискриминацией.

У меня был случай, когда я наткнулась на черных риелторов, чудом забрала деньги. В ответ от одного из них получила: «Зато у меня кожа белая». После решила снять квартиру через нормальное агентство, все было хорошо, пришли на просмотр. Владелец начал дергаться, оглядываться. Через пару дней на объявлении появилась приписка «Сдам только славянам». Я родилась в России и 22 года живу здесь, у моего отца русское гражданство. Я могу надавить, но, например, студенты-иностранцы этого сделать не могут, им не доверяют. Думают, что все сожгут, продадут.

Если в США расизм носит институциональный характер, это угнетение именно от власти, у нас он — бытовой, когда люди говорят, что кавказцы нехорошие. Или когда мои учительницы интересовались, почему моя мама познакомилась с папой, — разве не было нормальных русских мужиков.

Мне кажется, что когда крупные издания начнут говорить о проблеме без стеснения, не делая из нее чего-то маргинального, наверное, она начнет решаться. Людям станет в какой-то момент стыдно за свои ксенофобные взгляды.

Съемка Flacon Magazine. Фото: Елена Сарапульцева @lenamanakai, арт-директор: Денис Ковалeв @deniskovalevart, стиль: Анна Сенина @asenina, макияж: Катя Мизиренкова @«Белый Сад» @beliysad, прически: Дмитрий Ефременко @«Белый Сад» @beliysad, маникюр: @true.mel, модель: Mэрси @LookModels @lookmodels.ru, ассистент фотографа: Андрей Гапанович @36blackk, ассистент стилиста: Александра Волкова @volkovaleksandra, ассистенты продюсера: Дарья Шиленкова @okolorave, Далия Бакунова @luisbuduale

Даша Уточка,

сооснователь агентства Areola Models, диджей, @dasha_utochka

Честно говоря, я лично не сталкивалась с открытыми проявлениями расизма в своей работе, но видела, как девушки, в том числе из нашего агентства, жаловались на подобное в социальных сетях. Безусловно, это неприемлемо как с профессиональной точки зрения, так и с человеческой. Мы попали в индустрию не так давно, порядка трех лет назад, когда общество в России стало сознательнее в вопросах дискриминации. Особенно в нашей сфере — медиа и моды. С развитием интернета и блогинга подобное поведение порицается очень активно, и меня сильно удивляет, когда люди ведут себя нетерпимо, да и еще и открыто в медиапространстве или, например, в рабочей переписке. О чем они думают?

Мы с самого начала акцентировали внимание на том, что моделью можно стать независимо от расы, комплекции, возраста, роста, гендера. Когда мы решаем, брать человека к себе или нет, смотрим на фото и видео, на характер и то, насколько нам комфортно вместе. Цвет кожи и все, что я уже перечисляла, никак не может повлиять.

Сегодня был случай, который показал, что, возможно, мы впредь будем смотреть на то, какие у кандидата или кандидатки идеологические взгляды. Один из наших парней оказался гомофобом — с ним пришлось попрощаться, поскольку нетерпимость в нашем комьюнити недопустима.

Подробнее о проблеме расизма и других нарушениях прав человека, а также о том, как помочь, — здесь и здесь

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно