Множественный флоргазм: экоароматы, которые вас удивят

  1. Ароматы
Множественный флоргазм: экоароматы, которые вас удивят
Множественный флоргазм: экоароматы, которые вас удивят

Собрали подборку экологически и социально ответственных парфюмерных брендов, которые одобрила бы даже Грета Тунберг.

Словосочетание «зеленые ароматы» звучит по-новому. Теперь это не только выжимки из листьев травы, но экологически и социально ответственная парфюмерия. Производители вычитают из уравнения фталаты, сульфаты, искусственные красители, животные ингредиенты. Флаконы и упаковку делают из вторсырья, которое затем снова перерабатывают. А главное — новая органическая парфюмерия не пахнет индийскими благовониями и всем своим видом транслирует минимализм.

Heretic

Алхимик из Лос-Анджелеса носит вполне себе заурядное имя Дуглас Литтл. Он собственными руками смешивает эфирные масла, абсолюты, конкреты и вот это вот все с органическим спиртом из сахарного тростника и винограда — как будто нет в мире синтетических молекул вроде Iso E Super. Литтл, конечно, в курсе достижений цивилизации. Но стоп-лист компонентов, которые он не использует, внушительный.

На этом официальная часть заканчивается. И начинается настоящая магия. Черная такая. Наивно ждать от бренда с названием «Еретик» ароматов детской макушки и клубничного мороженого. У Дугласа совсем другие источники вдохновения: дрэг-квин Вайолет Чачки, эксперт по сексу Бетони Вернон, афроамериканский альбинос и модель Шон Росс и Дита фон Тиз. В сотрудничестве с последней Литтл придумал свечу, главное в которой не аромат сандала и кориандра. Главное — стеклянный стакан, на котором нарисована королева бурлеска в черном платье. Пока свеча горит, платье исчезает, Дита обнажается. И одевается снова, когда воск остывает. Ароматы тоже про секс. Florazm — не что иное, как оргазм флердоранжа. А что получится, если выпороть манго кожаной плеткой, узнаете, понюхав Dirty Mango. За такие фантазии хочется отдать не то что зарплату, а сразу душу.

Clean Beauty

Рэнди Шиндер специализируется на бьюти-стартапах. В ее резюме шесть марок, включая Clean Beauty. Бренд не новичок и продвигает «чистую» парфюмерию в массы с 2003 года. Композиции получаются не простенькими, но все же понятными для тех, кто не читает Гомера в оригинале. Коллекция Classic — обнаженная кожа после душа, хлопковая футболка прямиком из стирки, дождь и горный воздух. В общем, рай нормкорщика. В двух других сериях ароматы позамысловатее — например, густой Smoked Vetiver или пряный Hemp & Ginger. Все парфюмы бренда — так называемые линейные, то есть после нанесения на кожу композиция не меняется. Предсказуемые «линейки» отлично подходят для наслоения в любых пропорциях и комбинациях.

Чистота касается не только лаконичного концепта. Все ароматы марка производит на фабрике, работающей за счет солнечной энергии. И крайне серьезно подходит к благотворительности. Для коллекций Reserve и Avant Garden экстракты закупают по принципу справедливой торговли, обеспечивая местных жителей средствами к более-менее цивилизованному существованию. В Гондурасе, где добывают смолу стиракс (она же серая амбра), бренд финансирует школы и больницы. А фермерам на Мадагаскаре, которые собирают и обрабатывают стручки ванили, помогают строить амбар для хранения риса.

Henry Rose

Парфюмера по имени Генри Роуз не существует. В названии состыкованы вторые имена детей от первого брака (да, все сложно) основательницы бренда. А это, собственно, Мишель Пфайффер. Актриса раньше спокойно пользовалась косметикой да завтракала колой с сигаретой. А потом стала мамой — и понеслось. Оказалось, что парфюмерия — чистый яд. Актриса отказалась от нее аж на десять лет. Дальше — по привычному сценарию: искала — не нашла подходящей альтернативы — сделала сама.

Надо отдать иствикской ведьме в отставке должное: она подошла к делу рационально и не стала давить сок из петрушки, выращенной у себя на грядке. А пообщалась со специалистами по окружающей среде и узнала, что некоторая синтетика менее аллергенна, чем иные растительные экстракты. Поэтому стала делать «не самые натуральные ароматы», а «самые безопасные для здоровья». Мишель, спасибо тебе за то, что ты не Гвинет.

Безопасность Henry Rose доказывают сертификаты EWG Verified и Cradle to Cradle Certified. Парфюмерам, как в других нишевых брендах, Мишель не дает делать, что им вздумается из всего самого дорогого, а, наоборот, ограничивает. В их арсенале всего-то 300 ингредиентов (ваниль, пачули, мускус) — пустяк для парфпромышленности. Полный список есть на сайте, где указано официальное название, происхождение и, собственно, запах каждого из них. Пять ароматов Henry Rose не стараются поразить оригинальностью. И это плюс: сделать крутой классический парфюм не проще, чем смешать запах бензина с чертополохом.

Floral Street

Мишель Фини отдала бьюти-индустрии 30 лет. Именно ей нужно сказать спасибо за массовое помешательство на Crème de la Mer, которое длится уже четверть века. А став вице-президентом по глобальным коммуникациям M·A·C Cosmetics, Фини раскрутила историю про помады Viva Glam, все средства от продажи которых отправляются на борьбу со СПИДом. Стало понятно, что красота действительно способна изменить мир к лучшему.

Одна из причин создания собственного бренда — сейчас будет занятно — менопауза. Фини считает, что гормональные изменения и связанные с ними эмоциональность и интуитивное мышление — не проклятье, а суперсила женщины. И эту силу необходимо использовать в бизнесе. Так, два года назад 54-летняя британка основала парфюмерную компанию Floral Street, которую описывает в трех словах: веганский, ответственный, незабываемый.

Бренд делает ставку не только на экологическую, но и на социальную ответственность. Фини против использования сексуальности для продажи ароматов, считая такую концепцию старомодной и унизительной. Баланс демократичности и селективности обеспечивает Жером Эпинет. Он скроил почти все ароматы для Byredo и & Other Stories. Демократичности ради он смешивает не снобские «ноты», а просто ингредиенты. Абрикосовый цвет, дерево хиноки, ревень, тирамису ищите и найдете в ярких флаконах с портретами цветов.

Sana Jardin

Эми Кристиансен Си-Ахмед меняет мир к лучшему и совершает цветочную революцию. Буквально: женщины в Марокко собирают цветы для всевозможных производителей парфюмерии, в том числе для Sana Jardin. Раньше урожаи роз, жасмина и флердоранжа обеспечивали берберкам только временную занятость. В 2015 году Эми нашла способ помочь им и основала движение Beyond Sustainability. Его цель — сделать жизнь в Марокко лучше благодаря коммерции, а не благотворительности. Проще говоря, Си-Ахмед делает из собирательниц цветов настоящих бизнес-леди.

Для начала будущих Эсте Лаудер и Элен Рубинштейн учат маркетингу, развитию бизнеса, ценообразованию — чтобы опережать конкурентов. Затем женщины делают свечи и цветочные воды из побочных продуктов производства Sana Jardin: после перегонки эфирного масла от одного только флердоранжа остается 900 тонн ароматных отходов. Изготовление и продажа бьюти-средств обеспечивают занятость и доход весь год. Эми планирует внедрить такую бизнес-модель по всему миру. Следующие на очереди — Индия с Индонезией. Что до самих ароматов, их придумывает и делает Карлос Бенаим, парфюмер родом из Марокко. Среди его клиентов такие разные Calvin Klein, Frederic Malle и Edward Bess. И для Sana Jardin из-под его носа ароматы выходят одновременно для всех и не для всех.

Фото обложки: bady qb Unsplash

Комментарии:
Сообщение будет отправлено
после авторизации
    Будьте первыми в обсуждении
    Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно